По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
5 августа 13:47
«За други своя!»: о подростках, гаджетах, православии и спасении

– По сути, я мало что из себя представляю. Это как у Владимира Высоцкого: «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Но кому-то же надо делать, – деликатно уходит от вопроса рассказать о себе и своей деятельности Михаил Юрьевич Качалков, один из организаторов Сокольских игр, спортивно-патриотического мероприятия для детей, которое прошло в Екатеринбургской епархии в феврале 2016 года, и помощник руководителя нового проекта для детей и подростков «За други своя!», реализуемого Отделом социального служения Екатеринбургской епархии.


Михаил Юрьевич Качалков с участниками лагеря

- Михаил Юрьевич, давайте начнем знакомство с вами с вопроса про Сокольские игры – что это за проект и как вы попали в него?

- Жил раньше, как и все, мало о чем задумывался, но с детьми работал всегда – уже после армии мы с друзьями вели различные туристические секции, приобретали знания и опыт, которые потом решили передавать подрастающему поколению. Сокольские игры начались в 2011 году с легкой руки Виктора Васильевича Московкина – это удивительный человек, прошедший огонь и воду. Я служил тогда чтецом в храме Марка Печерского, и Виктор Васильевич был прихожанином этого храма. Сначала мы провели игры в однодневном формате. Увидев интерес ребят и как у них глаза светились, мы поняли, что попали в точку, и стали развивать эту идею. На начальном этапе это было больше похоже на развлекательное мероприятие по принципу военизированной игры типа «Зарница».

Тогда же мы узнали историю Михаила Дмитриевича Скобелева – генерала русской армии, который после Балканской кампании принес сокольское движение в Россию. На Балканах воевали словенские воины-соколы, чехи и болгары – юноши, которые прошли подготовку в сокольском движении. Генерал Скобелев увидел, с каким хорошим качеством они воюют. И решил попробовать перенести это движение на почву России. Членом сокольского движения был, к примеру, Петр Аркадьевич Столыпин. После революции произошла двойная инверсия: сначала были запущены скаутские программы, а потом пионерская организация. И информация о сокольском движении вся стерлась – никто ничего не помнит, не знает.


Сокольские игры

- В чём отличие сокольского движения от скаутского?

- Если кратко – это вообще разность мировоззрений, разность культур. Если на западе это дуализм, то у нас – триолог. Если там индивидуализм, лидерские школы, вперед любой ценой к своей цели, по головам, то у нас – не запад и не восток, у нас север. Север – это и зоны рискованного земледелия со всеми вытекающими последствиями. На севере выжить можно только в общине. И главное наше отличие – общинный дух, взаимопомощь и поддержка. Представьте себе: посевная длится всего три дня. И мужик сломал ногу, не засеял свой клин, и семья в зиму ушла без хлеба. Что их ждет? Голод. А община решала эти вопросы. Поэтому наша задача сегодня: объяснить современным мальчикам и девочкам, что такое община, как сообща можно сосуществовать, чтобы страна жила, народ жил. И дети оживают, задают вопросы – им это интересно! Значит, не всё так плохо.

- Сколько уже прошло Сокольских игр в Екатеринбурге?

- В 2016 году – уже шестые! Первые игры мы проводили с детьми из Марко-Печерского прихода, приглашали ребят из центра социальной помощи семье и детям Верх-Исетского района «Каравелла». Несколько игр прошли на озере Шарташ при поддержке Русской Медной Компании и Игоря Алексеевича Алтушкина, они были гораздо масштабнее – участвовало 120 детей и 50 взрослых. В этом году Сокольские игры впервые состоялись на территории Собора Успения Пресвятой Богородицы. Инструкторы, с которыми мы начинали проводить первые игры, с большим удовольствием подключились в проект в этом году, и всё с Божией помощью получилось. Недавно общался с детьми Успенского Собора, спрашиваю их: «Как вы отдыхаете, куда едете, как вы лето вообще проводите?» А они говорят: «Мы хотим на Сокольские игры». Это здорово!

Сокольские игры преследуют цель воспитания патриотических качеств у детей, формирование духовно-нравственных ценностей. Дети распределяются на пять команд и под руководством инструкторов проходят по разным тематическим точкам: «Выживание в трудных условиях», «Психология подвига», «Музыкальная культура», «Полевая медицина», «Безопасное обращение с оружием», «Жди меня, и я вернусь...». В конце мероприятия организуется полевая кухня и вечерки.


На точке с оружием в экспедиции «За други своя!»

- Правильно я понимаю, что именно последние Сокольские игры и привели вас в Отдел социального служения, где вы сейчас помогаете в организации нового проекта по духовно-нравственному воспитанию подростков?

- Да, я давно слышал про отца Евгения Попиченко, про социальную работу в епархии. Мне близка эта деятельность, и, наверное, поэтому я здесь. У Церкви одна из задач – это научить человека проявлению любви и помощи тому, кому хуже, чем тебе, тому, кто немощен. Например, в Екатеринбурге есть проект «Автобус милосердия», он почему придуман? Потому что бездомные – это тоже люди, и Церковь им помогает, как может. Мое сердце как-то сразу откликнулось, и я большой радостью согласился на приглашение батюшки попробовать себя в качестве координатора епархиального духовно-нравственного проекта, который мы будем организовывать, используя опыт Сокольских игр. Он называется «За други своя!».

- В чём принципиальная особенность этой работы? Ведь с подростками найти общий язык и стать авторитетом непросто.

- Вся наша программа построена на принципе игры и диалога. С детьми надо играть – это самый эффективный метод обучения! Если ребенка вывести на размышления, и он начнет задавать вопросы, значит, процесс обучения запущен. Интерес к окружающему миру – естественное состояние любого ребенка. Взрослым нужно только направить информацию в правильное русло. И внимание – только никаких навязываний, просто равноправное общение – дети очень быстро это улавливают и начинают выстраивать диалог и общение, включаться в работу.

Мы параллельно прорабатываем нескольких направлений работы. В июне 2016 года прошла первая детская выездная экспедиция в селе Кашино Сысерсткого района. 50 детей под руководством опытных инструкторов и воспитателей в течение недели знакомились с навыками выживания в трудных условиях, православными традициями, русской культурой и историей. Эта программа построена в формате Сокольских игр.


Первая детская выездная экспедиция «За други своя!»

Также моя задача состоит в том, чтобы координировать проведение однодневных Сокольских игр на территории детских домов, школ Екатеринбурга, вовлечение в проект как можно большего количества детей и взрослых. Мы сейчас выезжаем с руководителем проекта «За други своя» Еленой Яковлевной Борщик по детским домам и знакомимся, чтобы понимание было, как работать, какие возможности есть у них, какие возможности у нас, чтобы максимально эффективно сотрудничать. И я думаю, что с осени 2016 года уже начнется основная работа.

Вообще, чем хороша программа Сокольских игр – она очень гибкая, легко изменяемая и при этом очень интересная и живая. Буквально за день ее можно подстроить под формат и особенности территории и участников.

И, пожалуй, самое трудное направление, которое мы потихоньку прорабатываем, – организация реабилитационного центра. Это будет комплексная программа, рассчитанная на помощь детям, которые оказались в сложной жизненной ситуации, тем самым трудным подросткам, у которых назрели проблемы с законом. Я всё-таки считаю, что профилактика гораздо эффективнее. Если у ребенка нет воспитания в семье и заниматься им вынуждены посторонние люди, то в 10 лет его можно еще подхватить, поймать на интересе – у него еще пока сохранено такое хорошее качество как интерес к жизни. Но чем старше ребенок становится, тем тяжелее что-то исправить. Особенно, если начинаются психоделики (класс психоактивных веществ, изменяющих восприятие и влияющих на эмоциональное состояние и многие психические процессы), наркотики… А потом только жизнь, Господь Своими испытаниями может что-то изменить. Тюрьма – это ведь тоже школа, то есть если ты не слушаешься родителей, не слушаешься своих учителей – тогда Господь тебе дает других учителей. В тюрьме-то все смиряются, жить хочется.


Построение

- Серьезный замах…

- Скорее всего, это будет центр, в котором обязательно осуществляется трудовая деятельность. Я думаю, что запросы за помощью будут поступать от родителей, которые уже не знают, что делать с детьми, особенно от матерей. В основном матери-одиночки с подобными проблемами сталкиваются. Если более или менее адекватный отец есть в семье, то Господь как-то хранит эту семью, за счет того, что папа держит ситуацию. А когда у матери-одиночки ребенку 12–14 лет – она справиться уже не может. Плюс работа с несовершеннолетними, которые на учете в детских комнатах милиции состоят. Возможно, с ними будет какое-то сотрудничество. В Санкт-Петербурге работает подобный центр, я очень подробно изучил их опыт.

- Михаил Юрьевич, давайте вернемся к Сокольским играм. На какой возраст рассчитана эта программа? Должна ли у ребенка быть особая физическая подготовка?

- Физподготовка совсем не обязательна, потому что всё-таки мы работаем с сознанием ребенка. А вернее, с его подсознанием. Пытаемся как-то его переориентировать с контакта, социальных сетей на живое общение. Сейчас возникает очень серьезная проблема. Дети не умеют писать ручкой. Они не могут элементарно записать текст песен. «Если бы вы дали мне телефон, я сейчас бы набил быстро». В казачьем лагере, это было три года назад на Алтае, у детей появилось свободное время, и я смотрю: они сидят на песчаном пляже, и у них развернуты общие тетрадки. Я подхожу ближе, за спины заглядываю, у них нарисован экран и клавиатура компьютера. Я своим глазам не поверил. Я говорю: «Ребята, вы что делаете?» – «А мы, – говорят, – играем». – «Во что вы играете?» – «В игры». – Я говорю: «А в какие игры?» – «Компьютерные». И тогда мне стало понятно: мы упустили этот момент, настолько сильно сознанием ребенка овладевают современные технологии. А ведь это управление сознанием, это же коррумпирование электронное. То есть ребенку можно вложить что угодно. И у ребенка уже формируется предвзятое или искаженное отношение. Переломить это очень трудно. Поэтому специальная физическая подготовка здесь не нужна.


Физподготовка совсем не обязательна, потому что в новых проектах работают с сознанием ребенка

- А какая роль отведена в проекте православию? Можно ли воспитать без православной культуры, без православного мировоззрения?

- Думаю, что нет, потому что православие – это вообще фундамент русской культуры, русского государства, русского народа. Если взять все войны, в которых участвовала Россия, победа была только тогда, когда объединялся народ. Победил же не Сталин, не Суворов. Побеждает народ. Побеждает дух, который народ несет. Ну а какой дух? Дух Святой. Поэтому, тут даже вопросов нет – проект «За други своя!» и Сокольские игры основаны на православной вере.

Да, есть протестантские центры, которые занимаются реабилитацией наркоманов, но что толку-то, если человек не обретает Христа? Да, он бросает наркотики, но у него появляется масса других проблем и самая главная страсть человеческая, которая называется гордость и тщеславие. А какая разница, как в ад-то попадать: от наркоты или от гордости? Без разницы. Православная вера – она единственная дает гарантированный результат, что человек спасается не только в этом мире, но и душу свою спасает. Поэтому и проект наш так назван, потому что «нет больше той любви, аще кто положит душу за други своя» (Евангелие от Иоанна 15, 13).


Флаг экспедиции 

- А как сегодня невоцерковленные дети воспринимают основы православия? Если брать трудных подростков – там, скорее всего, у них проблемы будут и с верой в том числе.

- Тут я могу сказать только одно: сейчас воцерковление детей да и взрослых, в основном, идет через скорби, то есть, когда человеку плохо. Пока петух не клюнет – мужик не перекрестится. Есть такой знаменитый путешественник Федор Конюхов, сейчас он уже стал священником. Он говорил: «Кто в море не ходил, кто в тюрьме не сидел и кто в огне не был, тот и не молился». Когда война, когда смерть очень близка, человек поневоле начинает задумываться: что дальше? И в тюрьме так же, и в море. Когда страшно, человек начинает молиться.

Мы живем в эпоху информационной войны, в которой мы, к сожалению, пока проигрываем. Может быть, это и не наша задача, ввязываться в эти дрязги. На православие, конечно, всячески клевещут. Понятно, что православие – это единственный стержень, с которым Россия может выстоять, единственная идея, которая может объединить русских людей. Поэтому сейчас на нее, на веру нашу православную, очень сильные идут нападки. А дети гаджетозависимые, они принимают всё за чистую монету. У них уже на подсознании заложено, что церковь – это не интересно, скучно, непонятно. И вот вдруг, когда они приходят в храм и видят, как всё это интересно, то тут и начинается всё самое главное. С ребенком можно начинать работать.


Участники экспедиции «За други своя!»

- Вы согласны, что такие проекты не только детям из трудных семей нужны, но и взрослым. Нам всем, по-моему, надо проходить духовно-нравственную реабилитацию.

- Вы правы. С грустью смотрю на подрастающее поколение – за небольшим исключением на лицо выраженный эгоизм, инфантилизм. Они не хотят думать ни о ком, только о себе, решать только свои проблемы. И кто вырастет из них? Какие это защитники?

Именно поэтому мы работаем еще с одним проектом - это школа выживания. Программа в ней рассчитана на то, что мальчики приходят на занятия с родителями. Это необходимое условие, ну хотя бы на первых занятиях. Потому что перевоспитывать чужих детей – это неблагодарное дело. Я вижу, как ребенок радуется, когда папа с ним приходит. Потому что этого общения катастрофически не хватает. Ну, понятно, родители заняты, зарабатывают деньги, выживать надо. В школе выживания дети учатся разводить костры. Сейчас мальчишки, которые занимаются по полтора-два года, костры разводят без спичек, а это не каждый взрослый сделает. Еще мы обязательно разговариваем о психологии подвига, вообще что это такое, говорим о жизни, о книгах, какие книги надо читать и почему вообще надо читать. Так что приглашаем всех желающих на занятия школы выживания, которая также сейчас базируется при Соборе Успения Богородицы на ВИЗе, мы собираемся по субботам.

Конечно, очень нужны заинтересованные люди, единомышленники, в-одиночку не справиться. Сейчас вот молодежь стала подтягиваться, чему я очень рад. Потому что надо заниматься молодежи, конечно. Нашими инструкторами обязательно должны быть молодые ребята, полные сил, у которых глаза горят, которые закидают шапками всех на свете.


На точке «Костер» в экспедиции «За други своя!»

- Михаил Юрьевич, что самое сложное в вашей работе?

- Самое сложное, наверное, это победить себя. Потому что сталкиваешься с массой проблем, а это общение с людьми, и этому надо учиться. Людей надо беречь. Нельзя их обижать. Самое сложное – победить в себе страсти, которые мешают, к сожалению, жить хорошо. Остальное всё просто, с детьми всегда хорошо. Детки – они благодарные. Они отдают больше. Я вообще у них беру очень много. Общаясь с детьми, сам становишься как ребенок.

 

Журнал «Православный вестник»