По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Евгения

26 ноября 2015

«Над Синаем». Цикл стихов  иерея Виктора Явича в память о последних трагических событиях

Сегодня весь мир обсуждает угрозу террористических актов в связи с событиями в Париже и Египте. Трагедии последних двух недель побудили настоятеля храма «Большой Златоуст» города Екатеринбурга иерея Виктора Явича написать целый цикл стихотворений, посвященных памяти невинноубиенных и погибших в эти дни.

«Над Синаем» — так автор назвал цикл из пяти произведений, в которых, прежде всего, подняты проблемы не политические или экономические, а проблемы человеческой души. Вашему вниманию все пять стихотворений цикла «Над Синаем».

 

ПАРИЖ УХОДИТ В ДЫМКЕ РАННЕЙ

15.11.2015

Париж уходит в дымке ранней

Из ночи брошенных огней,

Когда он ранен, ранен. Ранен.

И от того ещё нежней.

Париж не хочет больше плакать.

Он хочет только помолчать,

И мы идём молчать на паперть

И молча помощь собирать.

И видеть поднятые лица,

Когда уж нету сил идти

И только падать и молиться

На этом тягостном пути,

Когда в Париже утро тает,

И раскаляется земля,

И каждый в этом мире знает,

Как не хватает нам тепла.

И как переизбыток злобы

Приводит бесов в «Батаклан»,

И мы сейчас готовы, чтобы

Принять и вылечить от ран

Своих родных и близких тоже

И всех твоих детей, Париж,

Когда ты стал сильней и строже.

И всё же плачешь. И молчишь.

 

 

В ОТВЕТЕ ТЫ ЗА ВСЕ ТЕРАКТЫ

16.11.2015

В ответе ты за все теракты,

За скорби в огненной тиши

И потрясающие факты,

И гибель согбенной души.

 

Всё потому, что смотришь темы

Дебатов диких соловьев

И любишь обсуждать проблемы

И отрицать саму любовь

 

К тому, кто молится иначе

Или забыл совсем слова,

Которые так много значат,

Когда седеет голова

 

Или когда роди́лось чадо

И покрестить не понесли,

Когда безумствовать не надо,

Хотя и крестик не нашли.

 

Всё потому что видишь лица

И сам от ярости кипишь,

А надо лишь перекреститься

И прошептать: прости, Париж.

 

И лица видеть в свете лампы,

Когда вы вместе и вблизи

И просите у Бога: нам бы

Чуть-чуть ослабы. Помози!

 

И всем дойти бы до кордона,

И всем бы визы получить,

И не услышать боле стона,

И крестик новый подарить.

 

Всё потому что ты в ответе

За все теракты и войну

И говоришь: воды нагрейте,

Когда крещение начну

 

И буду совершать моленье

И свято в воду окунать,

Когда свершается прощенье

И время истину понять

 

И помолиться снова, снова,

Чтобы мы жили без войны

И на рассвете молвить слово

За убиенных без вины.

 

КАТЕХИЗИС

17.11.2015

Что такое, скажи, катехизис?

Если ты умирал и, приблизясь,

Попросил не оставить на склоне,

И он выполнил просьбу, в поклоне

Оттащил тебя с гребня и вынес,

И ты чувствовал в воздухе примесь

И песка и воды, и чего-то,

И пожарищ, и капелек пота.

И он долго тащил и старался

Не упасть, и опять наклонялся,

Перевязывал рану и стоны

Все твои повторял и погоны

Поправлял и шутил: не печалься —

Мы услышим мелодию вальса.

А потом он спросил: ты крещёный?

И опять твои слабые стоны

Повторял и сказал: мы успеем

И воды из колодца нагреем,

И крестить будем, словно младенец

Ты опять, и аж пять полотенец

Принесли нам сегодня на службу,

На потребу и всякую ну́жду.

И крестил и укутывал долго

Из брезента и мягкого шелка,

Что нашёл на дороге и прятал

На груди и на ранах солдата.

И потом вас напрасно искали,

Когда вы у Кесаба пропали

И уже исключили из списка

И зачислили в штат обелиска,

Что стоит недалёко от штаба,

Километров в пяти от Кесаба.

Что такое, скажи, катехизис?

Это, если вы только крестились,

Но уже не снимаете крестик

И стоите и молитесь вместе

С тем, кто вас покрестил у дороги,

И где ангелы ждут на пороге

И ведут вас в святую обитель,

Где висит отутюженный китель.

 

А-321 НАД СИНАЕМ

18.11.2015

Мы летим и не можем остаться

И не можем родным показаться,

И не можем сказать, что погибли —

Голоса наши в креслах осипли

И совсем потерялись от вспышек,

И теперь мы друг друга не слышим.

И летим, но уже рассыпаясь.

Кто-то плачет, совсем просыпаясь,

И боится, что будет простужен

И спасательный пояс не нужен,

Словно все сговорились и знают,

Что сегодня друг друга прощают.

И боятся, что кто-то попросит

Подготовить простые вопросы:

Как полёт наш и сколько продлится,

И какая погода приснится

Тем, кто сразу заснул на посадке

И детишкам, играющим в прятки?

Я ещё помолюсь и увижу,

Что идущий навстречу мне ближе,

Чем вчера, чем ещё до известий,

Что не спас обнаруженный крестик.

Или спас и девчонка на море

В продолженьи курортных историй

Не вернулась и просто забыла,

Потому что ещё не любила.

Или просто ушла. Не простилась,

И когда уходила, молилась,

Торопливо, крестясь неумело,

Чтоб её обнаружили тело.

А душа уже в небе кружилась:

Ах, спасибо, что всё получилось!

И, что спас обнаруженный крестик,

Когда все возвратились. На месте.

Когда всё совершилось и проще

Не ответить оливковой роще,

Почему здесь упали обломки

И ботиночек детских тесёмки

Не завяжет заботливо мама?

Почему пролетел он так мало

Над Синаем и миром и светом,

И взорвался извечным ответом

На слова, что сказали повсюду:

Я тебя никогда не забуду.

 

ТУ22М3 И А -321

22.11.2015

Я пройду эшелоном чуть ниже

И останусь у неба в долгу,

Если только увижу поближе

Пассажиров и вспышку и мглу.

Если только крыло я подставлю

И спасу, может, пять или шесть

И до дома их в Питер доставлю,

И ещё принесу им поесть.

И ещё, может, колы кто хочет

Или просто помочь долететь —

Я подам и возьму среди прочих,

Кто хотел на закат посмотреть.

И, конечно же, буду стараться,

Чтобы только тела уберечь

И в кабине пилотов прибраться,

Чтобы было им, бедным, прилечь.

И потом, когда рейс завершится,

Я опять улечу за черту,

Чтобы Боинг мог снова кружиться

И кондишен включить на борту,

Чтобы не было больно и жарко,

Когда всё завершится и вдруг

Развернётся в порту иномарка

И уйдёт на шестнадцатый круг,

Не надеясь, что встретит и виски

Разольют: ты, братан, без обид,

Будут пить, разбирая записки,

И пока голова не болит.

И потом постоят у Собора,

Панихиды не зная слова,

Забывая обиды и споры

И, что будет седой голова.

Ну, а я эшелоном чуть ниже

Не останусь у неба в долгу

И уже подлетаю и вижу,

И уже отпускаю «иглу».

И ещё и ещё. Без молитвы.

И боюсь я о многом просить,

Чтобы только продолжилась битва,

И мне тоже бы виски налить.

 

Больше стихотворений иерея Виктора Явича читайте в разделе «Блог настоятеля» на сайте храма «Большой Златоуст».