По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
Священномученик Василий Милицын

Священномученик Василий Милицын

25 июня/8 июля

 

Священномученик Василий Милицын родился в 1863 году[1]. Образование он получил в уездном училище. В 1887 году Василий Степанович был рукоположен в сан диакона, в 1897-м — в сан священника. До 1894 года отец Василий служил в Оренбургской епархии. В феврале этого же года он перешел на служение в Екатеринбургскую епархию и был определен в Спасо-Преображенский собор города Шадринска. К 1904 году он имел набедренник.

Отец Василий служил на различных приходах Екатеринбургской епархии: в селе Романовском Верхотурского уезда, в Верхне-Уфалейском заводе, в Александро-Невской церкви Нижне-Тагильского завода Верхотурского уезда, в селе Верх-Ключевском Камышловского уезда. Последним местом служения отца Василия стала Спасо-Преображенская церковь, расположенная в селе Алексеевском Камышловского уезда. Село Алексеевское входило в Тамакульскую волость Камышловского уезда.

В революцию и гражданскую войну села Камышловского уезда стали местом скопления красногвардейских отрядов, из которых впоследствии формировались регулярные части Красной армии. Не обошло это и Тамакульскую волость. В апреле 1918 года большевики созвали в Тамакульской волости съезд сельских Советов, на котором было принято решение организовать по всем деревням военные отряды из большевиков, или фракции (как их тогда называли). К маю вся волость была уже «усеяна военными отрядами по деревням и селам с количеством 238 человек»[2]. Только после того как Советы получили вооруженную поддержку, они смогли осуществлять такие непопулярные в народе мероприятия, как продразверстка, реквизиции. Кроме того, большевики постоянно организовывали митинги, на которых призывали крестьян поддержать политику советской власти. Во время одного такого митинга, на который собрались сочувствовавшие красным, кто-то бросил в толпу две бутылочные бомбы. Взрывом было ранено три человека. Так местное население продемонстрировало свое отношение к новой власти. Осознав, что «агитационные мероприятия не помогают, волисполком решил показать свою силу и прибегнуть к мерам реального воздействия»[3]. Насильственными методами большевики смогли собрать в волости восемь тысяч пудов хлеба и большие денежные контрибуции с каждого села. Жители только одного села Мартыновского вынуждены были заплатить большевикам сто тысяч рублей.

В ответ на такие действия новой власти в волости вспыхнуло крестьянское восстание. Восставшие стали создавать свои вооруженные отряды, которые подчинялись единому командованию, расположенному в селе Тамакул. Вооруженный отряд противников советской власти был и в селе Алексеевском. Отец Василий не мог остаться в стороне от этих событий. Несомненно, он духовно поддерживал своих прихожан в это тревожное время, укреплял их в терпении и уповании на милость Божию.

Во время вооруженного восстания в июне 1918 года была ликвидирована советская власть почти во всех населенных пунктах Тамакульской волости. При этом десять коммунистов было убито, а двести пятьдесят сторонников советской власти местные жители избили, заставляя их отречься от большевизма и просить прощения за свои бесчинства у общества. В знак отречения необходимо было перекреститься на храм Божий. На подавление восставших крестьян был брошен Камышловский отряд под командованием Кучмея. Будущий маршал Советского Союза Ф. И. Голиков, воевавший в этом отряде, в своей книге «Красные орлы» вспоминал об этих событиях: «…несмотря на сильное сопротивление красноармейских отрядов, белогвардейцы и чехи взяли Шадринск. В нашем уезде положение тоже ухудшилось. Кулачье захватило власть и в Тамакульской волости. <…>

<…> В городе сразу же начали формировать новый отряд… <…> Командует товарищ Кучмей. Коммунист. Служил унтер-офицером в старой армии. Энергичный, хваткий. Ходит в суконной гимнастерке, суконных брюках и солдатских сапогах. Обращается со всеми просто, но дает понять, что он командир.

Большинство в отряде — дружинники из окрестных волостей. <…> Заметно, что многие красноармейцы с неохотой приняли назначение в отряд Кучмея. Не желают удаляться от своих деревень. <…>

Настроение боевое. Мы знали, что едем на Тамакул подавлять кулацкий мятеж и восстанавливать власть Советов»[4].

Но красноармейский отряд был разгромлен, а Кучмей — убит. При отступлении красноармейцы брали заложников и арестовывали людей, подозревавшихся в сочувствии к восставшим.

16/29 июня в селе Алексеевском был арестован отец Василий Милицын. Красноармейцы, вероятно, сочли священника виновным в организации мятежа, так как сигналом к восстанию послужил колокольный звон в нескольких селениях Тамакульской волости. Отца Василия увезли в Камышлов, где в это время свирепствовал развязанный большевиками террор. Красные, чувствуя, что скоро им придется уйти из города, грабили и убивали жителей, разрушали коммуникации, вывозили имущество из учреждений. Кроме коммунистов, никто из горожан не мог быть уверенным в своей безопасности. Каждую ночь с опушки соснового леса, где было место для захоронения скота, доносились выстрелы и крики людей: красноармейцы во главе с молодым комиссаром юстиции А. П. Гаревским расстреливали горожан. Многие из жителей скрывались в лесу, в оврагах. Из мужчин редко кто ночевал дома: все прятались, боясь ареста.

Комиссар Гаревский был хорошо знаком жителям Камышлова. Родился он в тюрьме от матери-рецидивистки, его взял к себе на воспитание житель города Голубчиков. По ходатайству горожан мальчика приняли в местную гимназию на казенный счет. Местное общество материально поддерживало Гаревского, особенное участие в его судьбе принял директор гимназии и некая госпожа Воронкова. Спустя годы, став при новой власти комиссаром, Гаревский проявил беспощадную жестокость к тем людям, которые когда-то отнеслись к нему с заботой и сочувствием. Гаревскому помогала в расправах над мирными жителями его жена Петрова, исполнявшая должность комиссара призрения. Она не скрывала своей тяги к убийствам, цинично поясняя, что вид жертв и крови производят на нее успокаивающее действие. Именно Гаревский и Петрова совершали убийства крестьян из Тамакульской волости.

С группой заложников из Тамакульской волости, скорее всего, и был расстрелян отец Василий. Произошло это 25 июня/8 июля 1918 года. По всей вероятности, и те девять дней, которые священник находился под арестом, тоже были наполнены для него страданиями и душевными муками. После освобождения белыми Камышлова в яме на месте расстрелов нашли более шестидесяти тел. Большинство из убитых были крестьянами; в том же захоронении находились останки священника (вероятно, именно отца Василия Милицына), диакона и студента. Через неделю почти весь город провожал на кладбище гробы с останками замученных большевиками людей. Похоронены они были в братской могиле на городском кладбище.

Решением Священного Синода от 17 июля 2002 года иерей Василий Милицын прославлен в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской; в 2010 году прославлен в Соборе Екатеринбургских святых.

 

Источники

Помянник 1919 года. ГААОСО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 16854. Л. 50.

ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 218; Ф. 76. Оп. 1. Д. 780.

Жития святых Екатеринбургской епархии. — Екатеринбург: Издательский отдел Екатеринбургской епархии, 2008.

Голиков Ф. И. Красные орлы: из дневников 1918–1920 гг. Режим доступа: militera.lib.ru/db/golikov_fi/index.html.

Справочная книжка Екатеринбургской епархии на 1904 год. Екатеринбург, 1904.

Справочная книжка Екатеринбургской епархии на 1915 год. Екатеринбург, 1915.

Екатеринбургские епархиальные ведомости. 1894. № 8, 17–18; 1897. № 13; 1898. № 15; 1907. № 31; 1909. № 39

Уральская жизнь. 1918. 25 августа.

 


[1] Возможно, в 1862 году. Данные приводятся на основании сведений из «Справочной книжки Екатеринбургской епархии на 1915 год», в которой указан возраст священномученика.

[2] ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 218. Л. 3 об.

[3] ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 218. Л. 3 об.

[4] Голиков Ф. И. Красные орлы: из дневников 1918–1920 гг. Режим доступа: militera.lib.ru/db/golikov_fi/index.html. (См. также: Голиков Ф. И. Красные орлы: из дневников 1918–1920 гг. М.: Воениздат, 1959).