По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Евгения
22 января 15:00
«Я бы хотел, чтобы нейтралитет к Церкви сменился на доверие»: митрополит Евгений о крещенских купаниях, коронавирусе, бывшем монахе Сергии и стратегической задаче главы митрополии в интервью «4 каналу»

Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Евгений принял участие в программе «Стенд» в эфире «4 канала». В беседе с ведущим Максимом Путинцевым владыка рассказал о том, купается ли он в проруби на Крещение Господне, считает ли коронавирус серьезной угрозой и следит ли за судьбой бывшего схиигумена Сергия.

Ведущий начал разговор с того, что в нынешнем году в публичном пространстве появились фотографии погружения владыки Евгения в крещенскую иордань. По словам Максима Путинцева, на его памяти глава митрополии делает такое публично впервые.

- Вы так каждый год поступаете или тут случилась премьера?

- Во-первых, поправлю, что владыка митрополит Кирилл регулярно ежегодно совершал погружение. Но, может быть, не попадал в публичное пространство. Здесь так получилось. Не специально, но как есть.

Владыка отметил, что погружается в иордань он тогда, когда освящает прорубь, но уже, как правило, ночью или рано утром, когда никого нет.  

- Принцип простой: раз освящал прорубь, иордань, воду, то давай уж, извини, отвечай. Но при этом мы говорим, что никаких высоких религиозных мотивов в погружение мы не вкладываем. Есть мнение, что погрузился, и все грехи смываются…

- Это важная история. На это многие священники, действительно, обращают внимание, что это, скорее, такая народная, а не религиозная традиция, и гораздо важнее в храм сходить на Крещение, чем в иордань погрузиться?

- Безусловно. И почитать о том, что такое Крещение, как оно было, поразмышлять, обратиться к Богу. Но если человек живет полноценной церковной жизнью, для него попить водички, окропиться водичкой, погрузиться в воду крещенскую – это все во благо. Если погружение заменяет все остальное, человек раз в год погружается в иордань и потом говорит о том, что все - он полноценный христианин, - это неправильно.

На вопрос ведущего, как архипастырь относится с коронавирусу и считает ли его проблемой и угрозой, владыка ответил, что «есть какие-то очевидные вещи, которые нельзя не замечать». Еще в начале эпидемии, когда владыка Евгений возглавлял Нижнетагильскую кафедру, в местную больницу положили насельников Свято-Николаевского монастыря, и епископ Евгений участвовал как в жизни обители, так и в жизни этих больных. И о том, что проблема серьезная, поведал ему главный врач той больницы.

- Мы же не врачи, у нас нет образования, мы не биологи, не бактериологи. Я что – буду человеку-специалисту, который реально сталкивается с потоком людей, которые болеют и умирают, буду слушать и говорить: «Это тебе показалось»? Реальная проблема есть. И если проблема есть, на нее надо реагировать. Паниковать или говорить о том, что конец света наступает, я бы не стал. Но то, что есть некие методы профилактики, к ним надо подходить серьезно, потому что цена халатности – цена жизни многих людей.

Умерли многие достаточно известные люди, известные по всей стране. И это было очень таким четким, понятным знаком, что шутить с этим действительно не надо.

Владыка подчеркнул, что, учитывая, что богослужения и церковные мероприятия подразумевают массовость, необходимо следовать мерам профилактики и безопасности.

Так же, как когда мы садимся на борт самолета, мы сидим в три ряда плечом к плечу - да, надеваем маски, стараемся не кашлять, еще что-то, но такова жизнь. То же самое, когда мы приходим в храм. Конечно, расставлять людей в шахматном порядке очень непросто и, может, не стоит этого делать. Надо ответственно относиться и помогать друг другу. Не протестовать, не митинговать, не говорить о том, что все трусы, все боятся, а мы верим в Бога, поэтому нас Бог сохранит. Сколько уже было в истории человечества и в истории нашей страны таких зараз и эпидемий, их не перечесть. Святейший Патриарх привел достаточно много примеров. Он в своем рождественском интервью описал, как было в истории, как относилась Церковь к эпидемиям холеры, чумы и так далее.

Митрополит Евгений назвал подвигом служения священническое посещение клириками Русской Православной Церкви «красных зон» в медицинских учреждениях.

Это как войсковой священник на войне. Он находится под пулями. Он сам не может стрелять, не может идти в атаку, поражать врага оружием. Но поддерживает дух воинов, находясь под пулями, находясь в опасности, находится рядом с теми, кому тяжело. И, безусловно, людям, которые оказываются в этой «красной зоне», в этот момент очень нужна поддержка, чтобы не впасть в панику. И если действительно человек способен как-то обратиться к Богу, то священник, находящийся рядом, помогает такому человеку.

Ответил владыка Евгений и на вопрос ведущего о бывшем схиигумене Сергие, следит ли правящий архиерей за его судьбой?

Настолько, насколько возможно, потому что информации крайне мало. Если она появляется, она появляется сразу на страницах СМИ. Поэтому следить, узнавать какую-то особенную информацию - нет. А то, что происходит, конечно же, стараюсь быть в курсе, потому что с ним абсолютно связаны судьбы тех людей, которые сейчас находятся в обители.

- По-человечески, даже не как священнику, вам его жалко?

- Вы знаете, Бог каждому человеку желает спасения. Он каждого человека, находящегося в любых обстоятельствах, любит, милует и поддерживает. Поэтому быть равнодушным к тому, что происходит, для меня это - преступление. Поэтому, конечно, сопереживаю, конечно, искренне надеюсь и уповаю на то, что этот человек вернется в Церковь, принеся покаяние, и то благое, доброе, прекрасное, хорошее, что он проявлял по отношению к людям, которые окружали его в течение стольких лет, он сможет продолжать… Он уже не сможет быть больше священником, но, тем не менее, то добро, которое человек сеял в сердца людей, я бы очень хотел, чтобы оно продолжилось. Чтобы закончилось противостояние, человек через покаяние вернулся в Церковь.

- В чем вы видите свою миссию, свою стратегическую задачу на посту главы нашей православной митрополии?

- Я бы очень хотел, чтобы большое число людей, которые нейтрально относятся к Церкви, но порог ее не переступили, чтобы этот нейтралитет у них сменился на расположение, на доверие: доверие к Церкви, доверие к Богу, доверие к пастырю, священнику. Чтобы мы общались, чтобы мы разговаривали с обществом в таком созидательном ключе. Есть очень много благого, доброго в Церкви, о чем люди не знают и почему они не приходят. Мне бы хотелось, чтобы они узнали и этот шаг сделали.

 

Смотрите также:

О добре, и зле, и купании в проруби: «Областная газета» опубликовала интервью митрополита Евгения