По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
1 августа 15:38
Иерей Константин Корепанов в эфире радио «Воскресение». Часть вторая

В эфире радио «Воскресение» состоялось интервью с гостем иереем Константином Корепановым, духовником Екатеринбургской духовной семинарии. Темой беседы ведущей Валентиной Ефремовой и отца Константина стала сложившаяся ситуация вокруг Среднеуральского женского монастыря. Часть вторая. Первую часть можно прочитать здесь.

– Мы уже коснулись людей, которые объединились вокруг отца Сергия в Среднеуральском женском монастыре, готовых, как говорят, «идти за батюшку до конца». Что происходит с этими людьми? Открытое письмо митрополита, которое сегодня размещено на сайте епархии – это же образец высокой планки диалога. Почему люди не слышат таких доводов? Неужели эта кучка людей – не знаю, большая или маленькая -  превратилась в секту?

– К нам недавно приезжал специалист, доктор наук, преподаватель МГУ Роман Анатольевич Силантьев. Он сказал, что это секта. Не знаю, секта – это все-таки некая структура, имеющая организационные формы. Здесь секта складывается, скорее, стихийно - организационных форм не приняла. Но приводит людей в секту духовная нетрезвость, отсутствие критического мышления.

Это обнажает еще одну проблему наших современных христиан – их поразительную зависимость от интернета. Я очень мало встречал в Церкви людей, независимых от интернета. Многие черпают там информацию обо всем, пытаются разобраться во всем с помощью интернета. Причем это даже уже не Википедия, это Youtube: какой-нибудь дяденька что-то сказал, или батюшка, или еще кто-то – и все, они этому верят… Если ты христианин, проверь – вот у тебя Евангелие, вот чьи-то слова, скажем, отца Сергия (Романова) и митрополита Кирилла. Сравни: кто из них говорит по Евангелию, кто больше отражает евангельский дух? Ведь так должен делать человек! Но если Евангелие не нужно, с чего ты решил, что ты христианин?

Или есть решение церковного суда -  там перечислены пункты, согласно которым отца Сергия извергают из сана. Допустим, человек хочет разобраться: ему кажется, что это решение неправильное. Можно обратиться к каноническому праву – книги ведь изданы, почитать, посмотреть – правда или нет? Увидеть, что правда. Что ж сделаешь, если отец Сергий нарушил каноническое право? Но человек ведь так не делает - он смотрит какой-нибудь ролик на Youtube, где разбирается по «полочкам», что в этом решении церковного суда не так, при этом не дается ни одной ссылки на каноническое право, а только якобы доказывается, что «времена теперь другие, и каноническое право не действует».

Это потрясающая нетрезвость, отсутствие критического мышления, желания просто сесть и поразмышлять, помолиться: «Господи! Открой, что мне делать! Я очень люблю отца Сергия (Романова) - прямо без ума от него! Что мне делать? Вразуми! Ведь Ты мне дороже, чем отец Сергий! Как мне быть? Сохранять верность митрополиту Кириллу или идти, забыв обо всем, за отцом Сергием?» И Господь вразумит, Он не оставит. Когда-то Варсонофия Великого спросили о том, почему святые ошибаются. Варсонофий ответил, что они не спросили Бога. Когда приезжал Силантьев, он рассказывал, что даже доктора наук уходят в секты, даже привел пример, когда такое случилось с академиком; доктора наук даже уходят в ислам и идут к ваххабитам сражаться. Вот это -  распространенная сейчас духовная нетрезвость.

– И у тех, кто объединился вокруг отца Сергия, не трезвый взгляд на жизнь, на истину Христову?  

Да.

– Вот как опасно нарушать каноны. Ведь и рукоположен был в священники человек, который совершил преступление. О чем эта вся история? Чему она учит?

– Любое событие учит многому. Два урока именно из этой истории можно вынести. Во-первых, сто раз нужно подумать, прежде чем рукополагать человека в священники, испытать, проверить его – ведь ему дается власть над душами. Если он не боится этой власти, если он не трепещет перед этой страшной ответственностью, нельзя ему быть священником.

Мы столько смеялись над людьми, которые просто исполняют требы, требоисполнителями, -  а пусть он требоисполнитель, но он же никакого зла не сделал. Мы все хотим каких-то харизматических пастырей, а харизматические пастыри очень часто оказываются совсем нехорошими пастырями. Этот требоисполнитель, которого во всех анекдотах высмеяли, тем не менее, делают свое маленькое, но важное дело, помогая людям приобщаться Богу, даже сам не очень понимая, что происходит. Из этих людей на самом деле получаются очень хорошие простые батюшки - у них нет страсти к управлению народом. Может быть, поэтому он требоисполнитель: не потому, что у него нет любви к Богу, а у него нет любви к власти, - может он просто не любит руководить народом, а мы его записали в обыкновенные требники. Первый урок: надо думать, кого рукополагать (Владыка, кстати, пишет об этом в своем открытом письме, даже эпизод приводит из известного Жития папы Льва), а второй – просвещение народа. Просвещение - и еще раз просвещение.

– Как Вы сказали, не выпускать из рук Евангелие, все время его читать.

– Да, если мы не несем слово Божие в народ, если мы не бегаем за ним с Евангелием («брат, давай посидим, почитаем, слушай, что я тебе скажу»), то будут бегать другие – он все равно не может жить в информационном вакууме, он заходит на YouTube и начинает там искать всякую ерунду. А когда мы с человеком говорим, общаемся, взаимодействуем, читаем… Не один человек в Церкви. Есть люди номинально церковные, а есть люди, которые действительно входят в храм каждое воскресенье, -  живые души, не мертвые, и я каждого человечка должен знать, каждого должен видеть и за каждым бегать: «Стой, подожди, не убегай домой, давай хоть словом перемолвимся, хоть что-нибудь». Хоть проповедь сказать о Христе: не о том, что деньги собирать надо, храмы поддерживать, что у нас сегодня День Победы или еще что-то… О Христе проповеди говорить -  говорить днем и ночью… Я понимаю, что это не решит всех проблем, но это может сделать каждый священник, это ему уже по силам. Мы видим, что тот же коронавирус несчастный (будь он неладен) -  об этом надо говорить… Он говорил чушь, ерунду - надо было говорить не ерунду, а о нем никто не говорил серьезно. Не говорили - просто заявление, что переходим на такие средства стерилизации, защиты. «А почему это произошло? А что с этим делать? А как теперь жить?»  Это нужно было говорить: как жить.

У нас не закрывались храмы, слава Богу, а людям, где закрывались храмы - как жить? Люди же испугались, а раз они испугались, с ними надо было говорить, надо было прийти на местное радио батюшке и говорить этим людям: «Не бойтесь, я с вами, я здесь, все хорошо -  это не конец света, не переживайте!». Местные батюшки не говорили, и  тогда люди стали слушать вот это.

– Отец Константин, с первых дней епархия призывала молиться за отца Сергия. Продолжать ли это делать сегодня?

– Если человек был почитателем или очень любил когда-то отца Сергия, а теперь, видя, что произошло, понимает, что он должен отойти от него и сохранить верность Церкви, -  он должен молиться об отце Сергии: это требование его совести -  она ему не даст покоя, ведь он воспринимает отца Сергия как благодетеля (какое-то добро он ему сделал). Если были какие-то отношения с отцом Сергием, и ты отходишь от него под действием сложившихся обстоятельств, то ты должен за него молиться. Если ты никогда не был с ним связан, не имел с ним никаких отношений, то не советую молиться: это не наша мера. Вернуть человека в лоно Церкви, сознательно из этого лона вышедшего, – это не мера простого человека: это мера святых людей, а повредить нам она может, ибо сейчас гораздо важнее переживать не за душу отца Сергия, а за собственную, чтобы сохранить свою верность Церкви. И отец Сергий вольно, а многие и невольно расшатывают церковный корабль. Сейчас очень дорогого стоит сохранить верность Единой Святой Апостольской Церкви.

– Что бы Вы хотели пожелать нашим радиослушателям и читателям «Православной газеты»? Сохранять верность нашей Церкви?    

– Я бы советовал людям молиться, в полном смысле этого слова предстоя умом перед Богом, и верить, что Христос есть Единый Истинный Бог, и нет другого, кем могли бы мы быть спасены. А чтобы эта мысль неотвязно, неотлучно, неразрывно в нас присутствовала, для этого надо читать - не слушать ролики в YouTube, не читать какие-то брошюрки и подметные письма, а читать святых отцов и, само собой, Священное Писание. Эти наши духовная лень и расслабленность, нежелание читать по-настоящему важные книги приводят к тому, что такое происходит. Об этом сказали еще в эпоху Просвещения, а великий Гойя — это еще и нарисовал – «Сон разумов рождает чудовищ». Это не пустые слова -  это все расплата, и будет еще хуже и больше: за то, что наш разум спит - «ему так приятнее». Пусть проснется.

 

Смотрите также:

«Мы должны проповедовать Христа»: иерей Константин Корепанов в эфире радио «Воскресение». Часть первая