По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
6 марта 20:52
«Христос дает нам новое сердце»: иерей Константин Корепанов о смысле последней части Великого покаянного канона

О том, что Церковь Великим постом дает нам надежду стать новыми людьми и начать жизнь со Христом, научиться уважать человека прежде, чем любить его, и о том, что уважение может грешника сделать праведником, сказал в слове проповеди за архиерейским повечерием в Ново-Тихвинском монастыре иерей Константин Корепанов. Напомним, Великое повечерие со чтением последней, четвертой части покаянного канона преподобного Андрея Критского состоялось 5 марта, его возглавил митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл.

- Есть такой эпизод, сюжет в Священном Писании Ветхого Завета в Книге «Бытие»: Авраам, замечательный праведник, отец всех верующих, имел жену Сарру, но Сарра не могла родить ребенка. И Авраам не изнемог в вере, но изнемогла в вере его жена. И она говорит Аврааму: «Возьми служанку мою Агарь и роди сына на лоно мое, чтобы на старости лет порадоваться мне ребенку». Авраам послушался жену свою и сделал так. И тогда от этого сочетания родился ребенок, которого назвали Исмаил. И когда Исмаил вырос, он стал презирать людей, которые воспитали его. Он стал превозноситься и над уже родившимся младенцем Исааком, и над Саррой, а Агарь считала себя особенной и стала превозноситься над своей госпожей.

И сегодня в Великом покаянном каноне преподобный Андрей Критский вспоминает этот сюжет и говорит, что этот Исмаил – это презорство, то есть презрение, и как бы рисует такую картину, что мы, люди, вместо того, чтобы жить с Церковью, с женой, с которой мы сочетались во Христе, мы вместо этого берем себе рабыню из Египта. Египет – это образ мира, и мы все, придя в Церковь и сочетавшись с Богом, принесли с собой и мир – мир, с которым мы никак не хотим расставаться. И мы рождаем от этого сочетания с миром презрение. Именно от того, что мы не можем вытеснить мир из своего сердца, мы такие колючие, мы такие люди, которые всегда готовы оскорбить, которые не могут никак вынести, что рядом с нами находится столь же значимый, достойный человек, и еще более значимый и достойный, чем мы сами. И у нас возникает зависть, ревность. Мы презираем сначала соседа – неважно, какой он: хороший или плохой, дорогая ли у него машина, или он пьяница – неважно, мы все равно во всем ищем основания презреть человека. В любой форме этого презрения мы хотим оказать человеку неуважение.

И вот сколько ни говоришь людям о том, что мы должны любить друг друга, человек не может это вместить, и Христос говорит: «О род лукавый, прелюбодейный, доколе буду с вами, доколе терплю вас», именно потому, что каждый нес в себе опыт жизни, который он приобрел, живя в мире до того, как он стал верующим в Бога, верующим во Христа человека. Ведь когда говоришь человеку о любви, он говорит: «Да, конечно, хорошо, здорово, когда тебя любят, это замечательно. Пойду в Церковь, там меня будут любить». Но ведь речь идет о том, чтобы мы начали любить. А мы не хотим, потому что опыт нашей жизни говорит: «Бей своих, чтобы чужие боялись. Делай так, чтобы можно было отстоять свое место под солнцем.  Защищайся, унижай, топчи, иначе затопчут тебя. Делай так, как учил тебя этот мир». И когда мы приходим в Церковь, мы никак не можем оставить это там, в мире. Никак не можем до конца перейти через Чермное море и пройти через пустыню, чтобы войти рекой Иордан в Землю Обетованную. Мы не хотим отречься.

И вот – пост Великий. И, как часть этого поста, Великий покаянный канон Андрея Критского учит нас тому, чтобы мы оставили мир там, где ему место – в миру. В Церкви нет места миру. И то, что мы переживаем, порой, церковные неурядицы, то, что мы переживаем какие-то нестроения, то что мы не можем обрести мира в общинах наших, в церковном собрании нашем, это только потому, что мы не оставили мир за порогом храма, за порогом Церкви, а мы должны переродиться, мы должны были переродиться еще перед Крещением, но не сделали этого, и перед тем, как пройти «крещальные роды», мы не отреклись от мира, когда священник настойчиво спрашивал «Отрекаешься ли ты от Сатаны и всех дел его и всех ангел его и всего служения его?». Мы говорили, но не знали, что сердцем-то мы не отрекались. И вот эта «неотреченность» приводит к тому, что мы должны творить покаяние.

И Церковь Великим постом напоминает нам о том высочайшем достоинстве христианина, к которому мы все призваны – быть людьми Нового Завета, не людьми мира сего, а иными. И мы можем такими быть, чтобы сила Христа не оскудела, но надо прежде отречься мира, который в нашем сердце. И это отречение, как и этот постный подвиг, начинается не только с того, чтобы отказывать себе в той или иной еде, или в том или ином ее количестве, а в том, чтобы мы изменяли отношение к человеку, ибо главная беда мира не в том, что он ест мясо, а в том, что он презрительно относится к человеку. Проблема в том, что люди, отпав от Бога, разучились любить, разучились видеть в другом человеке образ Божий, у них просто нет такой способности. И Христос дает нам новое сердце. Но мы должны захотеть это новое сердце получить, и отречься сознательно от иного, противного Христу образа отношения – неуважительного, нелюбовного отношения к человеку. И вот великий пророк Исаия тоже говорит о посте Духом Святым: «Что вы поститесь для распрей, для разногласий, для того, чтобы унижать другого человека? Вы думаете, это пост, который Я избрал? Нет. Разреши оковы неправды, выпусти измученных на свободу, раздели с голодным хлеб свой, напитай душу страдальца и от единокровного своего не укрывайся». И вот тогда, говорит он, свет будет сиять, как солнце, и Бог услышит тебя во всех молитвах твоих.

Много можно говорить о любви, но мне все время хочется сказать, что прежде чем научиться любить, нужно научиться уважать человека. Любого человека. Просто потому что он – человек, потому что он создан по образу и подобию Божиему, потому что в нем должна течь, или уже течет кровь Иисуса Христа. Ибо пролита она из-за него. И вот это уважительное отношение будет тем фундаментом прочным, который сможет построить любовь. Ведь крышу, верхушку дома, не строят с воздуха. Для этого должен быть фундамент, и этот фундамент – уважение для всякого человека. И презрение касается всего. Из-за презрения возникает революция, и из презрения люди, в конце концов, дожили до того, что разрушили все, что было дорого на Святой Руси – и эти храмы, и эти алтари попрали, потому что привыкли презирать все, что их окружает. И мы, если хотим, чтобы продлилась жизнь нашего народа, жизнь нашей Церкви, жизнь наших семей, мы должны учить наших детей, наших братьев и сестер уважать друг друга, не презирать никого – ни родины своей, ни других стран, ни других людей, ни вообще никого никогда не презирать. Ибо презрение и рождает, в конце концов, отчужденность от Бога.

Ведь что мы слышим сегодня в покаянном каноне? Висят два разбойника вместе со Христом, они в одинаковом положении, они братья по разбою, они собратья по несчастью, они все время были вместе, но в этот момент они ведут себя по-разному – один презирает висящего на Кресте Страдальца, а другой жалеет Его, не презирает. Это всего лишь чувство уважения – уважения к Страданию Невинного Человека делает окаянного разбойника Святым, делает его первым, вошедшим в Рай. Вот что может сделать уважение к другому лицу, к другой душе, и тем более, к чужой боли, к чужой неудаче, к чужому страданию – оно может грешника сделать праведником и вознести в Вечные Обители. Аминь.

 

Смотрите также:

Митрополит Кирилл совершил Великое повечерие со чтением покаянного канона преподобного Андрея Критского в Ново-Тихвинском монастыре