По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
5 марта 12:58
«Великий покаянный канон приводит нас в чувства»: иерей Константин Корепанов о сути канона святого Андрея Критского

О том, что составляет смысл великого поэтического произведения и о его значении в нашей духовной жизни рассказал в своем пастырском слове за архиерейским Великим повечерием с чтением третьей части Великого покаянного канона Андрея Критского иерей Константин Корепанов. Напомним, богослужение состоялось 4 марта в Храме на Крови и его возглавил митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл.

С благословения митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла пастырь начал свою проповедь с воспоминания Евангельской притчи о блудном сыне:

- Мы все знаем историю блудного сына, мы знаем, что он оказался на стране далече, и там он жил со свиньями. И был голоден, и ничего у него не было. И вот сказано: пришел он в чувства и вспомнил, что у него есть отец. И вот то, что мы делаем во время чтения, слышания, молитвы Великого покаянного канона Андрея Критского – это мы приходим в чувства.

И кондак Великого канона говорит: «Душа встань, что ты спишь? Конец приближается, вставай скорее», - это напоминает знакомый многим эпизод: вот лежит пьяный человек, и мы пытаемся его разбудить, поднять, ведь он может замерзнуть. Мы говорим ему: «Вставай, вставай, сколько можно здесь лежать? Это опасно, ты погибнешь».

Вот так словами Великого покаянного канона мы «побиваем» свою совесть. Мы пытаемся разбудить себя. Чтобы прийти в чувства и вспомнить, что у нас другой дом. Что у нас есть на Небесах Отец. И рождены мы сегодня для Вечной жизни и мы туда войдем в свет. Но как? В таком виде? В такой одежде, которую исткал мне советом древний змий – в эту ложь, в которую мы облеклись? Лицемерие, трусость, малодушие, гордыня – вот что мы носим с собой все дни жизни нашей, и с этим мы придем к Богу.

Так как же нам к нему прийти? Вот мы пришли в чувства, вот заканчивается чтение Великого канона. Мы действительно пережили очень глубокие чувства покаяния во время молитвы на этом каноне, и все примерно представляют, «что они такое есть». И нам страшно и стыдно. И вообще-то, если действительно осознать, какие мы есть, то никто бы из нас, наверное, к Отцу не пошел. Страшно явиться к нему таким.

И поэтому мы словами канона говорим: «Отче, предвари, предвари меня» - то есть, выйди мне навстречу в жизни, мне не постучаться в Твою дверь. Я умру со стыда, выйди ко мне навстречу. И мы знаем, что, встречая блудного сына, отец выбежал навстречу. Если бы блудный сын дошел до запертого дома, может быть, он не дерзнул бы постучать. Но Отец выходит навстречу. И это встречное движение Бога нам очень дорого. Нет такого бога, который выходил бы навстречу грешному человеку, который еще и покаяние-то приносить не начал, человеку, который еще только думает о том, как бы ему встать перед лицом Отца, а Бог уже выходит и обнимает его. Нет такого бога, который так бы любил человека грешного, который столько бы сделал для него. Который умер за грешного человека, ибо Он умер за нас, когда мы были грешники. И выходит к нам, потому что мы грешники и нуждаемся в Нем. Господь не ждет, когда мы станем праведниками, Он дает нам эту праведность, если мы приходим к Нему.

Пастырь отметил, что, обретая эту встречу с Богом, в конце этой покаянной недели, перед нами встает вопрос: «А что делать дальше?». И ответ на этот вопрос есть – научиться жить по заповедям Божиим:

- Ведь еще Великий пост не закончился, мы все слезы уже выплакали, раскаяние уже принесли, на исповедь сходили. А что дальше? А дальше то, что звучит в одном из ирмосов Великого покаянного канона: «Утверди подвигшееся сердце мое на камени заповедей твоих». Он встретил нас, мы принесли покаяние, но дальше нужно учиться жить по Его заповедям. Иначе мы снова можем оказаться очень далеко. Камень непоколебим, а стоя на песке, тебя может смыть, засосать, погрузить. Надо встать на камень Его заповедей. И вот этому мы тоже учимся во дни поста. Вообще, во все дни жизни своей мы должны учиться жить по Его заповедям. И сразу сердце наше вздрагивает: заповедь - это звучит-то страшно, нам же в жизнь эти заповеди не исполнить… Потому что у нас представление о заповедях неверное.

Мы думаем, что Бог заповедает какие-то чрезвычайно тяжелые вещи, а Он заповедает нам просто быть людьми, ибо мы потеряли облик человеческий. Он не внушает нам как какой-то учитель буддизма, или еще чего-то, чтобы мы истязали свою плоть, перестали есть, спать, жгли себя каленым огнем. Господь говорит нам: «Будьте людьми. Любите друг друга. Простите, если кто-то виноват перед вами. Попросите прощения, если виноваты сами. Помолитесь за тех, кто сделал вам плохо. Сделайте ему добро, пожалейте его». Это же не тяжелые заповеди.

Но мы так привыкли жить не по-человечески, мы так привыкли жить, съедая друг друга завистью, злостью, гневом, гордостью, мы так привыкли, словами покаянного канона, «бить других людей», а не свою собственную совесть, привыкли обличать наших нерадивых жен, мужей, детей, и даже, порой, родителей, и даже учителей церковных мы готовы обличать словами канона. Но они написаны, чтобы «бить» собственную совесть. А за всех других – молиться. Благословлять, благотворить. И тогда в сердце нашем забьет источник воды живой. По тому, говорит Господь, узнаю, что вы мои ученики, если будете иметь любовь между собой.

И вот когда мы всю нашу волю посвятим тому, чтобы любить своего брата, жалеть его, прощать, покрывать его немощи, молиться за него, мы увидим, что в нашей церковной среде, в нашей общине, бьют потоки воды живой. Цветет цвет жизни, расцвело прекрасное древо воскресшего Христа. И тогда к нам придут люди, потому что они увидят то, чего так все жаждут – любовь, милосердие, понимание. Ибо так можно обратить запутавшийся во лжи и зле мир – только любовью, которая сияет в людях, верующих во Христа. Аминь.

 

Смотрите также:

Митрополит Кирилл совершил Великое повечерие со чтением покаянного канона преподобного Андрея Критского в Храме на Крови

«Господи, я далек от Тебя, помилуй меня»: иерей Арсений Голубев о Литургии Преждеосвященных Даров