По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
25 марта 21:51
«Это было небо или земля?»: дирижер Антон Максимов о формировании системы духовно-музыкального образования 



Ярким запоминающимся событием минувшей недели стал мастер-класс по работе с академическим хором, который в рамках семинара-совещания по внедрению образовательного регентского стандарта провел заведующий кафедрой дирижирования факультета церковных искусств СПбДА, дирижер хора студентов Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова Антон Александрович Максимов. По окончании мастер-класса гость из Санкт-Петербурга ответил на вопросы нашего корреспондента. 

- Антон Александрович, каковы ваши впечатления после мастер-класса, который Вы провели для преподавателей и воспитанников певческо-регентского отделения Екатеринбургской духовной семинарии?

- Вы знаете, конечно, многие вещи бывают ясны буквально с первых мгновений, но в то же время те цели, которые мы ставим в искусстве хорового исполнительства, трудно достижимы за 40-50 минут, за день и даже за неделю.

Первое, самое главное, что это коллектив с довольно большим потенциалом. И этот потенциал нужно «добывать». Мой учитель, профессор Елизавета Петровна Кудрявцева, народная артистка РСФСР (первая в СССР женщина - хоровой дирижёр – авт.) всегда нам говорила: «Ребята, мы с вами «шахтеры звука». Добывать звук, обрабатывать его, шлифовать, делать его «разным», придавать ему разные краски, разные, если можно так выразиться, характеристики - это то, что нужно. И это такой очень долгий, кропотливый, не очень простой труд. Причем, это труд не только руководителя хора, но и труд ребят, которые в хоре поют, труд певцов.

Руководитель должен ставить задачи, должен предлагать пути, как их достичь, а ребята должны все-таки идти к этим целям вместе с руководителем. Поэтому мне кажется, что потенциал у коллектива есть, и концерт вчерашний (19 марта в Центре «Царский» - авт.), на котором мы все присутствовали, тоже показал, что возможно добиваться очень хороших результатов. Но это все большой труд.

- Говоря о серии семинаров-совещаний, которые ваша рабочая группа проводит в пяти «пилотных» учебных заведениях страны, готовящих будущих регентов, пожалуй, уместно использовать словосочетание «огранщики алмазов». Поскольку, изучая опыт каждого конкретного учебного заведения, вы передаете коллегам бесценные знания о столь необходимом для подготовки настоящего профессионала стандарте регентского образования. Как бы вы определили смысл этой очень важной просветительской поездки, которую сегодня осуществляет ваша рабочая группа?

- Главная цель – привести программы регентских отделений к единому стандарту. К тому, чтобы те программы, которые существуют в разных городах, обеспечивали должный, необходимый уровень образования будущих регентов. И мы находимся сейчас в стадии формирования очень важной, очень значимой системы духовно-музыкального образования, которое существовало еще в Российской Империи, которое сейчас возрождается. Заложить основы, создать базовые документы, по которым это образование будет развиваться – сегодня это очень важно. И торопиться здесь не стоит. Поэтому те программы, которые разработаны, апробируются - мы смотрим результаты этих проб, анализируем, что подходит для страны в целом, что подходит для конкретных учебных заведений, на что мы можем опереться, как на стандарт, а что нужно сделать особенностью данного учебного заведения.

Поэтому столь серьезные задачи требуют решения, но они не терпят поспешности никакой, потому что потом исправлять какие-то ошибки – это очень хлопотно. Как известно, ошибки учителей – это, наверное, самые тяжелые ошибки, которые могут быть.

- Как бы вы определили значение качественного клиросного пения в наших храмах с точки зрения возрождения веры, которое сегодня происходит в нашем обществе после 70-ти лет забвения?

- Мне кажется, что в Церкви нет ничего случайного, существующего «просто для красоты» - если служба сопровождается пением и пение является частью богослужения... Замечательный исследователь русского богослужебного пения Иван Алексеевич Гарднер писал, что русское богослужение – это и есть пение. Нет ни одной службы, где бы священник или хор не пел – этого невозможно представить. У католиков есть иногда тихие мессы, какие-то еще варианты. У нас же молитва соединяется со словом и то, что, может быть, невозможно постичь разумом человеческим - какие-то вещи, не укладывающиеся в уме, - их можно как бы почувствовать через пение, какое-то эмоциональное восприятие получить. И в этом смысле, мне кажется, это очень важно. Ведь и вера была принята православная, потому что послы, увидев византийское богослужение, сказали: «Мы не поняли, это было небо или земля?».

Мне кажется, если современный человек, окруженный проблемами, суетой, всем прочим, приходя в храм, будет ощущать себя в какие-то мгновения «на небе», хотя, может, это трудно достижимо, но хотя бы «вне этой земной суеты», это будет очень важно. И пение, я так думаю, очень важная часть для достижения этого.

- В Екатеринбургской епархии по благословению митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла создана целая палитра певческих коллективов, развитию которых владыка всегда уделял особое внимание - архиерейский хор Свято-Троицкого кафедрального собора, архиерейская детская певческая капелла «Октоих», мужской хор духовенства епархии, братский хор и хор певческо-регентского отделения Екатеринбургской духовной семинарии, братский хор монастыря на Ганиной Яме, певческие коллективы приходов – все это неполный перечень хоровых объединений, являющихся сегодня «музыкальными проповедниками» евангельских ценностей. Насколько, по-вашему, важно развитие хоровых коллективов для возрождения церковного пения?

- Есть люди, которым Бог дал талант создавать музыку, создавать какие-то произведения искусства в литературе, в живописи, в архитектуре. Есть люди, которым Господь дал талант воспринимать это. Потому что и слушать музыку, и уметь оценить произведение искусства – это тоже дар, это труд, это умение выйти за пределы обыденного для себя. И, конечно, человек такого уровня, человек такого образования, как владыка Кирилл, конечно, владеет этим. И это очень здорово, что он уделяет внимание образованию регентов и то, что студенты имеют в его лице такого покровителя и заступника, человека, который о них заботится. Потому что, конечно, от правящего архиерея очень многое зависит: как будет жить семинария, как будет жить регентское отделение. Если архиерею понятно, чем оно должно заниматься, если он ценит и оценивает, мне кажется, это залог процветания.

Отметим, в 2017 году Священным Синодом был принят Церковный образовательный стандарт основной образовательной программы подготовки служителей Русской Православной Церкви, специальность «Регент церковного хора, преподаватель», разработанный Учебным комитетом Русской Православной Церкви на основе опыта регентского отделения Санкт-Петербургской духовной академии. С 2017 года апробация стандарта началась на базе Донской, Пензенской, Екатеринбургской, Кузбасской и Самарской духовных семинарий. Семинар-совещание, прошедшее в Екатеринбургской епархии с 19 по 20 марта, - один из этапов апробации стандарта регентского образования.

 

Смотрите также:

В Екатеринбурге завершился семинар-совещание по апробации внедрения регентского образовательного стандарта  

«Петь надо так, чтобы душа у человека открылась»: проректор по культуре СПбДА о клиросном пении и воспитании регентов 

«Царский проект» был представлен на презентации певческо-регентского отделения семинарии

Концерт хоровых коллективов ЕДС впечатлил и порадовал участников семинара по введению регентского стандарта

Семинар-совещание по подведению промежуточных итогов апробации внедрения регентского стандарта проходит в Екатеринбурге