По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
18 февраля 13:15
Миссионерский отдел начинает серию Великопостных бесед

О примирении со всеми «опечалившими нас», как преображении сердца и мира, о важности истинного прощения и его отличии от «отпуска ситуации», рассуждает в своем наставлении на Великий пост руководитель миссионерского отдела Екатеринбургской епархии иерей Даниил Рябинин. Таким образом открывается цикл Великопостных бесед, которые епархиальный миссионерский отдел планирует публиковать на своих информационных ресурсах каждую неделю Великого поста.

- Последний воскресный день накануне Великого поста всегда очень трогателен и духовен для каждого из нас, православных христиан. В ряду подготовительных недель к Великому посту это воскресенье называется еще неделей о Страшном суде и все же, чаще всего, оно ассоциируется именно с наименованием Прощеного воскресенья.

Казалось бы, антонимы - Страшный суд и прощение. Однако в христианском понимании это фактические синонимы, поскольку Страшный Суд – суд «последней инстанции», то есть апелляционный, когда по молитвам Церкви, прежде всего, и своих родных и близких как членов Церкви, грешник, получивший на Частном суде по смерти участь ожидания предначинания будущих страданий до своего воскресения, может получить прощение от Бога за свидетельство великой любви, которую он оставил в сердцах живых, вечно помнящих его людей и Церкви. Мы все хотели бы именно такого суда, такого прощения и таких молитвенников. Но это лишь одна сторона этого знаменательного дня.

Другая его сторона - в личном духовном усилии, к которому обязывает нас Прощеное воскресенье. Историческая канва значения этого дня такова, что он связан с разлукой и ожиданием встречи одновременно. Разлукой со своими духовными братьями, так, к примеру, расставались и прощались друг с другом подвижники, уходившие на Святую Четыредесятницу в пустыни за большими подвигами, чтобы перед лицом такой разлуки и расставания никаких огорчений и обид между братьями не было. Равно как и каждый из них ожидал возможной встречи со своим Творцом - в смерти ли, в Откровении ли, и чтобы чистоте этой встречи не мешали обиды на собственных близких.

Мы сейчас в пустыни не уходим и, в основном, ни с кем не расстаемся. И, тем более, прощение, как необходимое условие роста в нашей духовной жизни, нам необходимо. Церковь педагогически, как бы сообща приглашает в этот день проявить великодушие, милосердие и прощение сразу всех, ко всем без исключения, чтобы единый порыв и всеобщий пример мог «растопить» даже самые заледеневшие сердца. Ведь спасаться вместе всегда лучше, чем поодиночке. К тому же, церковное сознание, которое руководствуется, прежде всего, Святым Откровением, понимает, что прощение просто необходимо, ибо в 33 своем псалме Царь Давид предлагает нам от лица Бога: уклонись от зла и сотвори благо. Без благотворчества невозможно войти в Царство Небесное, как описывает нам картину Страшного суда Священное Евангелие. Те, кто «сотворил благо», то и наследовал «живот вечный».

Но условием для этого и является уклонение от зла. И самый первый способ - «примириться тя опечалившим», как говорит нам последование ко святому Причащению. То есть, Прощеное воскресение в своей индивидуальности есть принадлежность каждого, готовящегося принять Тело и Кровь Христовы из Церковной Чаши и одновременно Прощеное воскресение – есть достояние всей Церкви в этот день, как подготовки к Пиру Царства, вскорости празднуемой Пасхи.

Мы примиряемся со всеми «опечалившими нас». Однако это примирение радикально отличается от современных псевдо-психологических советов, которые звучат примерно так: «нужно отпустить ситуацию», то есть перестать фиксироваться на нанесенной обиде, боли, или ее источнике – субъекте, человеке, нас обидевшем. Христианину этого мало. Он не просто «игнорирует» обиду, «отпуская ситуацию», он «оставляет должникам своим», то есть раздает им свою любовь. То, что наши обидчики у нас забрали – наше хорошее настроение, нашу радость, нашу честь, наше счастье в искреннем прощении, мы оставляем им это жертвой, молясь, чтобы приобретенное пошло им во благо.

Ведь если кто-то мне был «должен», а я ему простил, значит то, на что я рассчитывал получить назад, стало полностью его, и я с этим согласился, проявляя великодушие, а не просто унылую констатацию факта, что уже ничего не сделать. Это не просто «отпуск ситуации», это преображение сердца и мира. А иначе, невозможно ничего было бы и сделать. Как говорит Василий Великий: «Прежде чем, послать в мир Своего Сына, Бог простил людям все их грехи». И ведь это логично. Невозможно, имея кого-то еще в должниках, жертвовать ради этих должников Самим Собой, не просто принося искупительную жертву – в соединении Божественного и человеческого, а спасая всех, через мрак ада и смерти воскресением.

Так что, примиримся «первее, нас опечалившим» и будем готовиться к встрече Светлого Христова Воскресения, днями Святого Великого и Грозного поста.