По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
Священномученик Константин Словцов

Священномученик Константин Словцов

20 июля/2 августа

 

Священномученик Константин Словцов окончил Тобольскую духовную семинарию. 22 октября 1912 года Преосвященнейшим Митрофаном (Афонским)[47], епископом Екатеринбургским и Ирбитским, Константин Виссарионович был рукоположен в сан диакона, а через два дня в Христорождественской церкви Кыштымского завода Екатеринбургского уезда удостоился возведения в сан священника. Первым местом служения батюшки стала Вознесенская церковь Полевского завода того же уезда.

Почти через год, в сентябре 1913 года, отца Константина перевели в село Егоршинское[1] Ирбитского уезда, где действовала церковь в честь пророка Божия Илии.

Служение в Егоршинском приходе, особенно в годы революции и гражданской войны, требовало от священника настоящего мужества и самоотвержения — причину этого можно понять, познакомившись с историей села Егоршинского.

Основание поселения Егоршинского (первоначально оно называлось Егоршинский повыток) относится к 60-м годам XVII столетия и связано с именем беломестного казака[2] Егора Кожевина, которого окрестные крестьяне именовали просто Егоршей. Егор Кожевин был уроженцем деревни Бутаковой Невьянской слободы (ныне Алапаевского района). Он проявил мужество и смекалку в защите поселений от набегов башкир. Наградой за смелость и был земельный надел на речке Бобровке-Татарской, где Егор основал поселение. С 1864 года, когда в Егоршинском была построена церковь, оно стало селом. В том же году открылась церковно-приходская школа. Вскоре в Егоршинском было обнаружено месторождение каменного угля. Осенью егоршинский крестьянин Василий Скутин, копая колодец в своей усадьбе, наткнулся не на воду, а на угольный пласт толщиной более одного метра. Находка вызвала ажиотаж как среди сельчан, так и среди губернских предпринимателей. Геологи заложили пятнадцать шурфов, добыли пятьсот пудов угля, опробовали его на Режевском заводе и в октябре 1872 года получили положительную оценку: егоршинский уголь относился к антрацитам и представлял собой хорошее топливо для всех металлургических производств. Русский ученый, академик А. П. Карпинский дал такое заключение: «Егоршинское месторождение — лучшее на восточном склоне Урала»[3].

Открытие и начало промышленной разработки месторождения каменного угля коренным образом изменили жизнь села Егоршинского и окрестных деревень. Население стало расти за счет пришлых людей, которые стекались на шахты в поисках заработка, хотя этот заработок был весьма скромен: в среднем шахтер получал за сутки сорок две копейки — почти вдвое меньше, чем отводилось на содержание лошади. Сама работа на шахтах мало чем отличалась от каторжной. Особым благочестием шахтеры не отличались, интереса к духовной жизни не проявляли, зато живо откликались на революционную агитацию.

Когда началось проектирование железнодорожной ветки, ведущей к Егоршинскому, было принято решение создать здесь железнодорожный узел, где могла бы осуществляться бункеровка[4] паровозов местным топливом. В 1913 году к селу Егоршинскому были проложены железнодорожные пути от Екатеринбурга и со стороны станции Богданович. В 1915 году в Егоршинском была построена железнодорожная станция. В результате этих перемен село получило статус волостного центра.

Такое развитие села сыграло свою роль во время революции и гражданской войны. В то время как многие крестьяне не поддерживали большевиков, рабочие железнодорожного депо и шахтеры стали опорой советской власти. На заводах и на угольных копях большевики взяли власть тотчас после Октябрьского переворота. В начале 1918 года в Егоршинском состоялся районный съезд, который избрал районный исполнительный комитет из десяти человек. Милиция была упразднена, и вместо нее создан отряд Красной гвардии. Организатором этого отряда был рабочий железнодорожного депо, член местного Совета коммунист А. О. Павловский. До этого он был красногвардейцем в Петроградском отряде, образованном при русско-балтийском вагоностроительном заводе. Он плохо знал русский язык, читать мог только по-латгальски[5]. Перед поездкой на Урал его обучили письму на русском языке. Как бывший фронтовик, Павловский учил рабочих военному делу, и вскоре его отряд стал выполнять карательные функции.

Летом 1918 года на станции Егоршино находился штаб 1-й бригады 1-й Уральской дивизии красных. Имея значительное превосходство и владея егоршинским железнодорожным узлом, красные умело маневрировали своими силами и в течение полутора месяцев сдерживали белых. В районе начался красный террор — красногвардейцы устраивали расправы над мирными жителями, которых расстреливали недалеко от станции. По дороге, ведущей к селу Покровскому, позже было найдено двадцать шесть братских могил, в которых погребено около двухсот пятидесяти человек. Часто расстрелы сопровождались страшными зверствами. Так, одного из жителей села Егоршинского проткнули штыком и полуживым закопали в землю. Вместе с ним живой была закопана и его жена. У многих погибших были выколоты глаза, вывихнуты или отрезаны руки…

Как сообщалось в газете «Отечественные ведомости», «…в самом селении Егоршино… Духовенству вообще пришлось почти везде быть главным после буржуазии объектом озлобления. <…> Один священник рассказывает, как ему несколько дней пришлось голодному скитаться в лесу, спасаясь на деревьях не только от красноармейцев, но и рыскающих волков. Убийство священников нередко сопровождалось кощунством»[6]. В Ирбитском уезде священники начали покидать приходы. Отец Константин Словцов тоже мог уехать из села, которое стало местом скопления враждебных Церкви вооруженных банд, но он этого не сделал, не оставил без духовного окормления своих прихожан, а продолжал служить, все упование возложив на Бога. Между тем, тревожные вести о расправах над духовенством продолжали распространяться по уезду. В начале июля карательный отряд со станции Егоршино прибыл в село Сарафанное Ирбитского уезда, чтобы арестовать и расстрелять священника отца Флорентия Троицкого. Его обвинили в агитации против советской власти, в знакомстве с кулаками, которых он якобы настраивал против деревенской бедноты. К счастью, отца Флорентия не оказалось дома и расправа не совершилась. Двое суток батюшка скрывался в лесу.

Незадолго до прихода белых в селе Егоршинском вспыхнуло восстание против большевиков. Взбунтовались мобилизованные в Красную армию железнодорожные рабочие и служащие, которых собирались вывезти в Екатеринбург. При этом им не выплатили жалование за месяц, не выдали обещанную муку, продовольственный паек, тем самым, обрекая их семьи на голод. Революционный комитет запросил помощи для подавления восстания у отряда Павловского, который в это время усмирял сопротивление большевикам в другом районе. Павловский срочно вернулся в Егоршинское и потребовал выдать ему «организаторов восстания», причем сам определил, кого ими считать. В своих воспоминаниях он писал, что руководителями восстания были несколько человек, в том числе отец Константин Словцов. Все эти люди были арестованы и вскоре расстреляны. Особенно зверски красные расправились с отцом Константином: перед смертью его мучили, кололи штыками, отрубили нос вместе с верхней губой, затем расстреляли. Это произошло 20 июля/2 августа 1918 года. С убитого священника сняли епитрахиль, надели ее и дароносицу на корову, которую стали водить в таком виде по селу. Позднее дарохранительница была найдена у одного из красноармейцев, наполненная табаком. Квартиру отца Константина красные разграбили.

Своей мученической кончиной отец Константин показал преданность православной вере и Церкви, мужество и величие духа простого сельского пастыря.

Решением Священного Синода от 17 июля 2002 года отец Константин прославлен в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской; в 2010 году – в Соборе Екатеринбургских святых.

 

Источники

Помянник 1919 года. ГААОСО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 16854. Л. 50.

ЦДООСО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 780.

Жития святых Екатеринбургской епархии. — Екатеринбург: Издательский отдел Екатеринбургской епархии, 2008.

Мохов В. В., протоиер. Новомученики различных епархий Русской Православной Церкви периода гражданской войны (по материалам газетного фонда ЦГИА РБ) / протоиер. В. В. Мохов, Н. П. Зимина, Э. С. Баширов // Ежегодная Богословская конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского института: материалы. 1999 г. М.: Изд-во Свято-Тихоновского Богословского ин-та, 1999.

Общество и власть. Российская провинция. 1917–1985: научное издание. Документы и материалы (Пермская, Свердловская, Челябинская области): в 6 т. / гл. ред. академик РАН B. В. Алексеев; зам. гл. ред. д-р ист. наук А. В. Сперанский; Ин-т истории и археологии УрО РАН. Екатеринбург [и др.]: Банк культурной информации [и др.], 2005. Т. 1: Общество и власть. Российская провинция. 1917–1941. Свердловская область. Документы и материалы / Управление архивами Свердловской области.

Редикульцева Е. Н. и др. Кто в имени твоем: культурно-исторические очерки. Екатеринбург: Сократ, 2002.

Справочная книжка Екатеринбургской епархии на 1915 год. Екатеринбург, 1915.

Екатеринбургские епархиальные ведомости. 1912. № 4; 1913. № 39.

Известия Екатеринбургской Церкви. 1918. № 15.

Отечественные ведомости. 1919. 23 (10) февр. (№ 41). ЦГИА РБ. НСБ. Газетный фонд. Оп. 3. Ед. хр. 52.

Уральская жизнь. 1918. 18 сент.

 


[1] Ныне входит в черту г.Артемовского.

[2] Так называли крестьян, которые жили в укрепленных слободах и занимались хлебопашеством, но были вооружены для защиты от набегов.

[3] Редикульцева Е. Н. и др. Кто в имени твоем: культурно-исторические очерки. Екатеринбург: Сократ, 2002. С. 15.

[4] Бункерόвка — погрузка запасов топлива на судно или железнодорожный состав.

[5] Латгальский язык — язык, на котором говорили латгалы на большой части территории современной Латвии. Латгальский язык принадлежал к балтийской группе индоевропейской языковой семьи. Современный латышский язык произошел от смешения латгальского языка с некоторыми другими языками. В наши дни под латгальским языком обычно понимают язык, на котором говорят латгальцы в Латгалии — восточной части Латвии.

[6] Цит. по: Мохов В. В., протоиер. Новомученики различных епархий Русской Православной Церкви периода гражданской войны (по материалам газетного фонда ЦГИА РБ) / протоиер. В. В. Мохов, Н. П. Зимина, Э. С. Баширов // Ежегодная Богословская конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского института: материалы. 1999 г. М.: Изд-во Свято-Тихоновского Богословского ин-та, 1999. С. 318. (См. также: Отечественные ведомости. 1919. 23 (10) февр. (№ 41). С. 2. ЦГИА РБ. НСБ. Газетный фонд. Оп. 3. Ед. хр. 52).