По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
21 мая 13:08
Как сберечь в себе «внутреннего христианина» в условиях самоизоляции?

Продолжаем публиковать духовные наставления священнослужителей Екатеринбургской епархии о том, как в сегодняшней непростой ситуации оставаться причастными к богослужебной жизни и сохранить духовное делание. 

О том, как укреплять духовную жизнь, и как период самоизоляции может послужить на благо семье, в беседе с нашим корреспондентом рассуждает настоятель храма в честь Владимирской иконы Пресвятой Богородицы на Семи Ключах города Екатеринбурга протоиерей Андрей Канев.

- Сегодня, когда евхаристическая, общинная жизнь православных верующих претерпевает изменения, когда посещение храмов ограничено и полноценная приходская жизнь практически не доступна, перед людьми встает вопрос, как сохранить в себе молитвенный, покаянный настрой, как сберечь своего «внутреннего христианина»?

- Наше желание сберечь в нынешних условиях так называемого внутреннего христианина, то есть ту часть личности, которая желает жить подлинно христианской жизнью, говорит, в первую очередь, о каких-то наших духовных проблемах. Предположение о том, что у нас есть такой «внутренний христианин», свидетельствует о нашем духовном «расслоении», о наличии у нас разных личностных масок – и в этом мы можем серьезно ошибаться. Мы не должны быть «многослойными», мы должны быть цельными. Это достигается каким образом? Когда наши христианские ценности и вера становятся единственным нашим ориентиром в жизни. Это не просто на самом деле. Над этим нужно трудиться.

В словах «внутренний христианин» есть отголосок этой самой проблемы духовной, когда мы пытаемся сделать хорошее, а внутренне, в сердце мы с этим не согласны или не хотим – не хотим бороться со страстями, ограничивать себя, заповеди выполнять. Эта наша раздвоенность – показатель того, что пока мы не опытные люди. Получается, что, если наша цель – встретиться со Христом, чтобы Он был не просто где-то там, в стороне, а я - где-то отдельно и «иногда я к Нему прихожу». Чтобы эта встреча была действительно настоящей, то условий специальных для этого не надо.

В любых условиях христианин должен оставаться христианином. Если нас какая-либо ситуация вышибает, надо посмотреть на что? На то, усвоили ли мы основы веры. Потому что, если человек, допустим, что-то не усвоил или по-своему представляет веру, основу веры или вообще жизнь христианина, тогда получается, что любой слом привычного очень сильно на него влияет.

Допустим, человек потребительски относится к Богу или к Церкви, и когда что-то происходит не то, что он желает, рождается такое «Я же Тебя просил, а Ты не дал мне», или «Я свечки ставил», или «Я же попостился».

Очень часто этот слом привычного уклада сбивает человека. Что тогда происходит? Человек впадает в печаль, как правило. Из-за чего это происходит? Из-за того, что мы не до конца усвоили тему Промысла Божиего. То есть если в наше время это происходит, то происходит оно для нас. Это урок для нас, если мы в этот момент «расквасились», прекратили молиться, живем в страхе, панике, продолжаем сеять панику в других людях - вместо того, чтобы быть твердыми, бодрыми и боеспособными в духовном плане. Что это за духовная боеспособность? Это способность человека контролировать себя, свои чувства, понимать, что та паническая информация, которая приходит, она разрушительна; надо отключить телевизор, открыть книгу, начать трудиться над собой. 

То есть сейчас в этом плане условия хорошие. Понятно, что это сложно. Но в этих сложностях для нас, людей, которые прожили кризисы 1992, 1998, 2008 годов - что в них нового?

- А что касается внешних отношений, того, как сохранить общинную жизнь? 

- Полгода назад отец Игорь Бачинин на конференции говорил о том, что признаком существования приходской общины является какая-либо проверка, кризис. Случился кризис, и мы должны вместе выживать, поддерживая друг друга, поддерживая храм. И получается, что если есть община в храме, люди заботятся друг о друге - замечательно священник потрудился. А если общины нет, то возникнут проблемы и в содержании храма, и в помощи друг другу. 

В сегодняшней обстановке мы должны сохранять связь. Эта связь многоуровневая. Во-первых, молитвенная связь. Нам никто не мешает молиться дома, даже если условий нет. Молиться так, что твои неверующие родственники даже не поймут, что ты молишься. У нас есть календарь, и мы знаем, какое Евангельское чтение, апостольское чтение в этот день. Можно прочитать знакомые молитвословия. Прямо стремиться к какой-то форме, мне кажется, не надо. В этом плане у каждого есть своя любовь к какой-то молитве. Надо учиться молиться самим. Это время можно посвятить чтению толкования Священного Писания.

Кто нам мешает продолжать следить за собой - за своими грехами, страстями? В этих условиях очень часто вскрываются все наши немощи. Так, одно дело, когда ты детей увидел спящими утром, приходишь с работы - видишь спящими ночью. А тут, оказывается, что они живые, что-то хотят, бегают, кричат. Собаку можно выгулять, а ребенку нельзя погулять. И все наши страсти выходят наружу. 

Это, наоборот, не время расслабления, а время особой активизации духовной жизни христианина, когда нужно собраться. Важно понимать, что Бог дает возможность потрудиться сейчас - со своими детьми пообщаться.

Есть фильм «Жизнь прекрасна» режиссера Роберто Бениньи про то, как в нацистский концлагерь попали отец с маленьким сыном, и тот преподнес ребенку эти условия заключения как игру, и сын относился ко всему как к игре. И душу ребенка отец сохранил. Суть вопроса в том, что это жертва отца.

Кто нам мешает реальную жертву ради детей принести, чтобы организовать совместный досуг, а не просто сидеть в интернете и смотреть ужасы современной паники? Это тоже важно.

- То есть нынешний период полезно воспринять, как возможность «перезагрузить» семейные отношения?

- Но только в хорошем смысле. Не так, как в странах, где после карантина зафиксирован всплеск разводов - когда люди, оказавшись вдруг вместе в четырёх стенах, понимают, что они чужие друг другу.

В 2000-х годах прошла волна иностранных фильмов про зомби-апокалипсис. Поскольку я как историк изучал мифологию, мифологическое сознание, мне было интересно, как обычный человек превращается в зомби. Это очень хорошо показано. Мне было понятно, что посредством кинематографа идет формирование модели отношений: «Твоя жизнь тебе дороже, чем твой близкий». И мне было понятно, что происходит внедрение в массовое сознание идеи о том, что твой ближний сегодня может быть другом, а через пару секунд - он твой враг.

- То есть разрушение семейных, общественных связей начинается с того, что ты допускаешь себе мысль о том, что твой любимый человек в любой момент может стать твоим врагом?

- Да, мысль пошла, дальше уже согласие идет. А за ним и действие. Человек сам может не думать об этом. Но вот, например, ситуация вирусная - и, пожалуйста, идут люди в масках и говорят: «А вон те без масок, они нас сейчас заразят». И начинается разобщенность, а затем и противостояние в обществе. 

- Или когда кто-то в семье идет в храм, а родные его не понимают и возникают конфликты…

- Мы с этим сталкиваемся - типичная история, которая сейчас происходит. У нас же довольно много семей, где не все христиане, «смешанные» семьи - в духовном плане. Обычная традиционная история: муж пошел в алкомаркет, в который ходить можно, а в мире вообще Страстная пятница, супруга собирается идти в храм. И этот человек устраивает истерику, чтобы жена не ходила в храм, потому что она принесет в дом заразу. Это традиционная история. Мы сегодня 40 % прихожан потеряли. Большинство из них - это не те люди, которые впали в панику и начали бояться. Такие люди тоже есть, но их единицы на самом деле. Большинство - это те люди, которые сохраняют веру, но жертвуют собой, чтобы близкие не истерили, но при этом они продолжают быть христианами, держат связь с храмом.

Когда вся эта история началась, я говорил: «Братья, сестры, мы можем заразиться, можем заболеть с вами все. Но я прошу что сделать? Признаки ОРВИ начались, первое – звонишь врачу, второе – звонишь в храм, третье – начинается самоизоляция. Почему это важно? Чтобы в церкви молились за тебя, интересовались тобой. Чтобы ты не оказался потерянным». 

Хотя бы на уровне телефонных звонков поддержка необходима. Часто человеку не хлеб нужен, а именно духовная, психологическая поддержка.

- Что все-таки делать, когда страшно? 

- В кризисные моменты очень хорошо молиться, когда тебе страшно, когда ты беспокоишься за свою жизнь. 

Нам надо понимать, что мы не должны впадать в печаль - Промысел Божий распространяется не только на какие-то глобальные истории - каждая секунда жизни зависит от Него. Доверять Богу, молиться, видеть свои немощи, каяться.

Напомним, мы продолжаем публиковать духовные наставления священнослужителей Екатеринбургской епархии о том, как оставаться причастными к богослужебной жизни и не оставлять духовное делание. В прошлых интервью благочинный Арамильского церковного округа, настоятель Свято-Троицкого храма города Арамили иерей Игорь Константинов назвал карантин возможностью уйти «в некую духовную пустыню» для того, чтобы в нашей жизни появилось больше молитвы, и рассказал, о том, как правильно читать Священное Писание и Евангелие, в частности.

 

Смотрите также:

«Приобщиться Господа через Слово Божие»: чтение Евангелия как возможность богообщения

«Прожить этот период духовно»: почему важно усилить домашние молитвы