По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
12 июля 11:03
Памяти Илья Глазунова: «Он все претерпел, не сломался и выстоял, потому что не терял молитвенной связи с Богом»


Илья Глазунов. Автопортрет

Вчера, 11 июля 2017 года в Москве попрощались с живописцем Ильей Глазуновым. Отпевание прошло в Богоявленском соборе в Елохове. Похоронили И.С. Глазунова на Новодевичьем кладбище. Россия и Православная церковь понесли большую утрату. Директор Детского просветительского центра храма в честь Владимирской иконы Пресвятой Богородицы на Семи Ключах города Екатеринбурга, кандидат исторических наук, доцент Уральского федерального университета Алексей Леонидович Соловьев откликнулся на новость о скорбной утрате памятной статьей.


Алексей Соловьев

9 июля 2017 года новостные сводки принесли печальную новость о том, что на 88-ом году жизни скончался великий русский художник Илья Сергеевич Глазунов.

С его смертью ушла в прошлое целая эпоха. Эпоха борьбы русских людей за право быть русскими в своей собственной стране, эпоха борьбы русских людей за право быть православными. Уже в первых его работах были видны черты будущего особого, ни на кого не похожего «глазуновского» стиля, пронизанного глубинными образами человеческих ликов с иконописными глазами и болью за поруганную и растерзанную Русь.

Потеряв в блокадном Ленинграде всех своих родственников и став сиротой, Илья Глазунов описал в своей книге «Россия распята» картину ужаса от потери самых близких людей: «Отец и все мои родные умерли на моих глазах в январе-феврале 1942 г. У нас четыре комнаты, и в каждой лежит мертвый человек. Хоронить некому и невозможно. Мороз почти как на улице, комната – огромный холодильник. Поэтому нет трупного запаха. Я добрался однажды до последней комнаты, но в ужасе отпрянул, увидев, что толстая крыса скачками бросилась в мою сторону, соскочив с лица умершей две недели назад тети…»

Двенадцатилетнего Илью спасли, эвакуировав из Ленинграда по «Дороге жизни». В 16 лет, посетив Киево-Печерскую лавру, потрясенный впечатлениями от увиденного и пережитого, Глазунов спросил попавшегося на глаза о. Тихона, что надо сделать, чтобы стать монахом, и услышал мудрый совет: «Мы, рабы Божьи, отгородились от мира высокими стенами лавры и на склоне лет спасаемся здесь, но ты молод, полон сил. Да и имя носишь обязывающее: Илья – Богом избранный. Не зарывай талант в землю. Иди, учись, борись со злом, утверждай правду. Благословляю тебя, сын мой, и буду молиться». Эти слова стали путеводной нитью для молодого художника, на жизнь которого выпало много испытаний и лишений. В чем только не обвиняли И.С. Глазунова! Для советской власти он был «слишком русским» и его дипломную картину «Дороги войны» подвергли разгромным рецензиям и в итоге сожгли. В перестроечное и постсоветское время его обозвали «королем китча», пресмыкающимся перед властью. Но он все претерпел, не сломался и выстоял, потому что не терял молитвенной связи с Богом и получал от Него утешение народной любовью. Ведь такие очереди, которые выстраивались на его выставки в Манеже, не собирал, наверное, не один русский художник за всю историю Российского государства. Увидеть его картины стремились миллионы людей, потому что через них приоткрывалась дверь в иной, уничтожаемый врагом мир «вечной России», как назвал И.С. Глазунов одно из своих монументальных произведений.

Остается только удивляться тому, что и в какие годы удавалось изобразить Илье Глазунову на своих полотнах! Достаточно вспомнить его картину «Русский Икар» (1964 г.) с летящим над русскими просторами русским мужиком с ликом святого и с нательным крестиком на шее. Или картину  «Царевич Димитрий» (1967 г.) с изображенным на фоне кремлевских храмов увенчанным мученическим венцом убиенным Димитрием Угличским.  Но вершиной его смелости стала написанная в 1978 году первая версия монументального полотна «Мистерия ХХ века» со скорбящими над лежащим в кровавом гробу Сталиным Гитлером и Муссолини и радующимися его смерти Черчиллем и Рузвельтом.

Огромное впечатление на зрителей оказали картины И.С. Глазунова «Метро» (1958 г.) с черной, безликой, спускающейся вниз по эскалатору массой людей и двумя одинокими фигурками бабушки и внучки, подымающимися наверх. «На колхозном складе» (1986 г.) с висящей в поруганном храме тушей мяса и застрявшей в сугробе машиной, которую безуспешно пытаются  вытащить забывшие Бога люди. «Волна» (1987 г.), на которой над маленькой фигуркой человека нависла готовая в любой момент накрыть его водная стихия. «Чудо. Асфальт» (1990 г.) с пробивающимся из заасфальтированной дороги дающим надежду на чудо Воскресения и Преображения маленьким цветочком. «Христос и Антихрист» (1999 г.) с абсолютно одинаковыми на первый взгляд ликом Христа и лицом Антихриста (ведь зло, чтоб его приняли люди, должно быть привлекательным). Но если присмотреться, то мы увидим, что Христос смотрит на нас голубыми глазами, а Его противник – холодно-кровавыми. «Канун. 1917 год» (2003 г.) со стоящей на террасе усадьбы всматривающейся вдаль девушкой. В ее жизни пока еще все хорошо и спокойно, на столике стоит ваза с цветами, но вдали, за кронами деревьев, уже полыхают алые отзвуки приближающейся революции, которая через какое-то время сметет и порушит тихий мир дворянской жизни.

Илья Глазунов отошел ко Господу. Но после него остались плоды его не закопанного в землю таланта. Остались его пронзительные, бередящие душу картины, в том числе масштабные полотна «Вечная Россия», «Великий эксперимент», «Разгром храма в Пасхальную ночь», «Раскулачивание», «Рынок нашей демократии». Открытые при жизни художника Московская картинная галерея с подаренными Москве его основными полотнами и Российская академия  живописи, ваяния и зодчества, воспитывающая кадры молодых русских национальных художников. Интерьеры воссозданных в 1990-е годы в дореволюционном духе залов Московского Кремля. Пошедшие по стопам отца и тоже ставшие живописцами талантливые дети И.С. Глазунова Иван и Вера. Двухтомная книга воспоминаний и размышлений «Россия распятая». И целое поколение русских людей, обретших веру предков благодаря картинам Ильи Сергеевича, который через всю свою жизнь пронес безграничную любовь к своей Великой Родине, призывая не забывать, что «русским может быть только тот, кто любит Россию».

Вечная память, вечный покой, рабу Божьему Илие. Да простит ему Господь Всемогущий все грехи и увлечения, характерные для страстной души творческого человека. И дарует Царствие Небесное, которое он искал и к которому стремился всю свою жизнь. Аминь.

А.Л. Соловьев

Источник: сайт прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери на Семи Ключах