По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
26 марта 17:15
Матушка Ирина Конюхова о секрете семейного счастья: "Это даётся, если проживаешь сердцем с этим человеком. По молитве проживаешь"

Как сохранить любовь на протяжении трех десятилетий семейной жизни? Как научиться чувствовать супруга на расстоянии и оставаться друг для друга неиссякаемым источником вдохновения? Об этом и многом другом рассказала екатеринбургским читателям  жена знаменитого русского путешественника, протоиерея Русской Православной Церкви Фёдора Конюхова — матушка Ирина.

Супруга легендарного путешественника приехала на встречу с уральцами, чтобы рассказать о своей новой книге «Дорога любви, или Как жить с необычным человеком», а также побеседовать с жителями города на тему семьи.

Встреча состоялась в духовно-просветительском центре «Царский» - в зале не было свободных мест, вопросы не иссякали, секреты семейного счастья матушки Ирины стали главной темой вечера для его участников.

Ирина Конюхова, которая является известным юристом, педагогом и писательницей, оказалась под стать своему мужу, с которым они состоят в браке уже 30 лет, сохраняя семейную гармонию. Их отношения проверены долгими разлуками. Ведь Фёдор Конюхов — один из самых известных в мире путешественников, заслуженный мастер спорта, автор семи мировых рекордов и семнадцати книг. Так, Конюхов – первый в мире человек, который достиг пяти полюсов нашей планеты, первый россиянин, которому удалось выполнить программу «Большой Шлем» (Северный полюс, Южный полюс, Эверест), первый россиянин, которому удалось выполнить программу «7 вершин мира» — подняться на высочайшую вершину каждого континента.

Накануне творческой встречи с уральцами матушка Ирина ответила на вопрос журналиста портала 66.ru:

— Ирина Анатольевна, как вы познакомились?

— В новой книге рассказывается о том, как мы познакомились. Это случилось в Москве, в очень красивом месте. Я тогда писала книгу «Человек и власть», брала интервью у представителей творческой интеллигенции. Есть такой человек, очень интересный, Заболоцкий Анатолий Дмитриевич, он оператор-постановщик фильмов Шукшина. В тот момент он уже не снимал фильмы, но снял храмы, затопленные в Сибири. Я сама родом из Сибири, мне очень хотелось поговорить с ним — о власти, о близости власти человеку. Я пришла к нему, взяла очень хорошее интервью. Привела меня подруга — актриса Валя Малявина.

Нужно было уже уходить, когда собеседнику раздался звонок: должен был подойти Фёдор Конюхов. Я не знала, кто это такой. Заболоцкий забежал такой весь восторженный в комнату: «Ирина, Ирина! Останьтесь — сейчас придёт Фёдор Конюхов!» Я сказала: «Не буду вас смущать…» Подумала, что придёт такой человек - не говорливый, мрачный, сам в себе, раз путешественник… Но мне сказали: «Нет, вы останьтесь! Вам сам Бог его посылает!» Так и оказалось.

— Как развивались ваши отношения?

— В тот первый вечер он меня провожал на метро, оказался очень заботливым, много рассказывал о своих путешествиях. Я всё это записывала на аудио, попыталась сделать статью о нем. Но интервью не приняли по каким-то причинам… Это интервью всё равно сохранилось, как первое знакомство с ним, может быть, когда-нибудь я его опубликую.

На следующий день у нас уже было первое свидание, и Фёдор предложил мне руку и сердце. Первая книга, которую я посвятила мужу «Триста лет три года жизни» — после трех лет нашей совместной жизни. Когда мы встретились, он сказал, что ему 300 лет. Потом он поправился: «Я имею в виду, сколько лет я готовлюсь к экспедиции. Вот посчитай: Южный полюс — двадцать, Эверест — десять…» Так мы посчитали, сколько в совокупности получается - получилось, что 300. После этого мы написали ещё две книги вместе. А на первом свидании мы, наверно, общались 24 часа, он всё рассказал о себе и предупредил, что на первое место ставит свои проекты и экспедиции. Сказал, что всю жизнь будет путешествовать, причем в экстремальные экспедиции и предложил принять его таким, какой он есть. Я приняла. Не сразу, но приняла.

— Не тяжело было оставаться одной, ведь экспедиции мужа часто оказывались очень долгими?

— Одиночество — условное понятие. Мы всё равно всегда были вместе. И чем больше мы проживаем, тем больше мы это чувствуем. Нужно время, чтобы понять этот закон. Физического присутствия нет, но ты чувствуешь человека, он есть в твоей жизни. Года проходят, и ты чувствуешь любимого человека на расстоянии. Чувствуешь всё, даже видишь ту картинку, где он в этот момент находится. Это даётся, если ты, конечно, проживаешь сердцем с этим человеком. По молитве проживаешь.

Одиночество с годами не стало проблемой. Проблемой было то, чтобы свои экспедиции он готовил осознанно, не рисковал зря. Чтобы в каждой экспедиции было чувство уверенности, и мы верили в него, не было сомнений. Правило для жены путешественника: «Проводить с верой, ждать с верой, не сомневаться в нём». Это ему очень помогает.

Поэтому проблема не в разлуках, а в том, верим ли мы в другого человека, понимаем ли мы то, что это его призвание. Мы же хотим счастья своим близким. А оно складывается не только из того, что мы рядом. Можно быть рядом, в одной комнате, но не быть вместе, мешать друг другу, порождать напряжение. Вот это не дай Бог. Этого мы пытались всю жизнь избежать.  

— Но ведь жизнь знает разные примеры…

— У меня была подруга — жена капитана дальнего плаванья. Когда он возвращался — это был большой праздник, она брала отпуск за свой счёт на службе. А потом, когда он ушёл на пенсию, они разошлись. Потому что не научились быть вместе. Начались какие-то проблемы, каждый хотел своё пространство.

Мы сейчас, хоть и расстаёмся, но всё равно знаем, что есть «пространство двоих», «пространство вдвоём».  Как бы каждый из нас не жил своими задачами в периоды разлук.

Сейчас Фёдор Конюхов путешествует меньше и младшему сыну повезло, что он отца видит много. Как, например, последний проект — полёт на воздушном шаре. Во время подготовки были краткосрочные командировки, да и сам полёт не был длительным. 

Наша новая жизнь, когда мы вместе больше, чем в разлуке, компенсирует предыдущий недостаток общения. Мы этого дождались. Неизбежно наступит момент, когда он вообще не будет путешествовать, ведь человек стареет. И нужно постараться сделать так, чтобы это стало счастьем, а не чем-то непонятным, чужим.

— Как строится ваша жизнь?

— Мы стараемся выстраивать свою жизнь так, чтобы не отвыкать друг от друга. Скучая и встречаясь потом, мы ищем общее поле деятельности, общее пространство. Быть вместе — значит ему не равнодушно то, что происходит со мной, а мне не равнодушно то, что происходит с ним.

В начале семейной жизни мы договорились, что быт не должен быть причиной наших размолвок. Быт, конечно, неизбежно возникает — и материальные проблемы, и нагрузка распределяется порой неравномерно, но это не главная тема нашего общения.

Мы бережём наши отношения. Когда он приезжает, я не говорю о том, что у нас, например, протекла труба и нет денег на ремонт квартиры. Я говорю о том, что он от меня ждёт. И его я научила такому же… Постепенно рассказала, кто я, какие у меня потребности, что я люблю. Многие жёны обижаются, что мужья не знают их любимые цветы, духи…. Не ждите — рассказывайте. Рассказывайте о том, кто вы такая. Ваш муж с удовольствием подарит ваши любимые духи, если вы ему объясните. Я стараюсь в этом смысле не ждать, а идти навстречу. 

Вместе мы 30 лет, из них две трети в разлуке из-за экспедиций. Но сейчас соотношение смещается, когда-нибудь станет 50 на 50, а к концу нашей жизни, может, станет наоборот. Главное, что за эти 30 лет мы сохранили семью и хотим быть рядом.

— Почему вы перестали вместе путешествовать?

— Я мать, у детей должно быть образование, кто-то должен хранить семейный очаг. Если оба путешествуют, как тогда быть с семьёй, с детьми? С их образованием, воспитанием? Есть семьи, которые путешествуют с детьми. Мы видели семью, где девочка с рождения путешествует с родителями на яхте, лазает по мачте, как обезьянка, но это скорее исключительный случай, таким детям потом сложно в социуме. У нас классическая, православная семья. Я жду на берегу, а путешествую только тогда, когда могут ехать и наши дети, наша семья.

Но мы проживаем с ним его экспедиции. Каждый вечер мы молимся за него.

— Матушка Ирина, что для Вас такие как сегодня, в центре "Царский", встречи с общественностью? Какие задачи перед собой ставите, что выносите для себя из этого общения с читателями?

— Когда вышла моя последняя книга «Моя жизнь с путешественником», она вызвала интерес потому, что в ней я пропела голосом женщины, жены, матери, рассказала, что есть стремление к счастью и семья. По откликам людей после прочтения книги, это оказалось очень востребованным. Они находят что-то для себя. То есть этот опыт оказался востребованным. Когда меня стали приглашать на презентации книги я с удовольствием откликнулась, мне очень приятно общаться с людьми, которые, как и я, ищут свой путь в этой жизни — через веру к Богу, через любовь, через труд, одерживают какие-то и духовные победы, и профессиональные. Я очень рада, что приехала в Екатеринбург не только потому, что это моя первая поездка, но мне очень дорого, что пригласила Епархия. Как для матушки, для меня это особые поездки. Состоялись две встречи именно с православными прихожанами. Для меня это особая аудитория, потому что четыре года подряд я прожила в Свято-Алексиевской пустыни: наш младший сын учился в православной гимназии и я душой прикипела к таким людям, к их подвижничеству духовному, поэтому, когда я оказываюсь для них полезной, то очень счастлива. Я сама многое черпаю от этих встреч, в том числе и духовно.

— Как бы вы определили тот самый секрет счастья, о котором вы говорите в своей книге? 
— Если у вас внутри зародилась любовь, и ваше сердце открылось, то не предавайте её, делайте всё, чтобы она была. Вот и секрет счастья.

 

Смотрите также:

В Екатеринбурге состоялась творческая встреча с матушкой Ириной Конюховой и Владимиром Лучаниновым